Медико-биологический
информационный портал
для специалистов
 
БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА:
Физико-химическая биология

Клиническая медицина

Профилактическая медицина

Медико-биологические науки


АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Организация здравохраниения

История медицины и биологии



Последние публикации

Поиск публикаций

Articles

Архив :  2000 г.  2001 г.  2002 г. 
               2003 г.  2004 г.  2005 г. 
               2006 г.  2007 г.  2008 г. 
               2009 г.  2010 г.  2011 г. 
               2012 г.  2013 г.  2014 г. 
               2015 г.  2016 г.  2017 г. 
               2018 г. 

Редакционная информация:
        Опубликовать статью
        Наша статистика


 РЕДАКЦИЯ:
Главный редактор

Заместители главного редактора

Члены редколлегии
Специализированные редколлегии


 УЧРЕДИТЕЛИ:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
"Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства"
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

ООО "ИЦ КОМКОН".




Адрес редакции и реквизиты

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

ISSN 1999-6314

Российская поисковая система
Искать: 


ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ
Учреждения
Персоны
Монографии
Статьи
 
ИСТОРИЯ БИОЛОГИИ
Персоны
Статьи


ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ЛИЧНОГО СОСТАВА ФЛОТА В ВОЙНЕ СО ШВЕЦИЕЙ (1788-1790 гг)


О.К. Бумай

Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург

  << Содержание

 

Укрепление России в 80-е гг. XVIII века вызвали враждебное к ней отношение ряда европейских стран, которые стремились склонить Швецию к войне с Россией. Решающую роль в военных планах шведский король Густав III отводил флоту. Он планировал, уничтожив главные силы русского флота в Финском заливе, открыть путь к Петербургу с моря и, заблокировав остатки русского флота в Кронштадте, высадить у Ораниенбаума или Красной Горки 20-тысячный десант, который должен был захватить Петербург. В июне 1788 г. шведы приступили к осаде принадлежавшей России крепости Нейшлот и направили в Финский залив сильную эскадру. В ответ на это 29 июня Россия объявила войну Швеции [1]. Основная роль в ходе этой войны принадлежала флоту.

Изучение подготовки и ведения боевых действий позволило установить основные тенденции в развитии медицинского обеспечения сил флота.

1. Общая организация медицинского обеспечения русского флота.

Медицинская служба флота в конце XVIII возглавлялась Андреем Гавриловичем Бахерахтом. Звание лекаря он получил в 1745 году после окончания госпитальной школы Петербургского адмиралтейского госпиталя, а в 1776 г. был назначен главным доктором флота.

Требования Адмиралтейств коллегии к доктору флота были довольно суровыми. В предписании, адресованном Медицинской коллегии 19 мая 1776 г., говорилось: "... сей доктор должен быть не такой, какие при армии и в других местах, но сверх его достоинств способный во флоте и сносить море, ибо он по рассмотрению Адмиралтейской коллегии послан будет, что при отправлении в нынешнюю кампанию флота и сделано будет. И ежели бы от того отрекся, или он, на море будучи, оказался слабым и не могущим сносить море, в таком случае обращен будет опять в Медицинскую коллегию..." [2]. 25 лет проработал А.Г.Бахерахт в качестве главного доктора флота. 20 февраля 1806 г. он скончался и был похоронен в Петербурге на Волковском лютеранском кладбище.

Через четыре года после вступления в должность А.Г. Бахерахт написал книгу "Способ к сохранению здравия морских служителей", (СПб, 1780 г.). "Любовь к отечеству и ревность к службе... служили мне поводом к сочинению сия книги", - написано в предисловии. В книге были освещены следующие вопросы: набор людей на корабли, одежда моряков, соблюдение чистоты тела, работа, отдых, требования к устройству корабля, чистота воздуха, корабельная пища и питье, лечение больных и предупреждение болезней.

Подготовка медицинской службы кораблей начиналась с комплектования штатов. Этими вопросами интересовалась и Адмиралтейская коллегия. Адмирал И.Г.Чернышев в 1782 г. специальным предписанием обязал А.Г.Бахерахта представить список всех штаб-лекарей с их характеристиками для того, чтобы отобрать на эскадры лучших. Аттестацию лекарей корабельного флота производил одновременно и командующий Балтийским флотом адмирал С. Г. Грейг.

Личный состав флота с 15000 человек в 1718 г. увеличился в конце XVIII века до 50000. Вместе с увеличением армии и флота росла нужда в медицинских кадрах. В 1737 г. медицинских работников на флоте насчитывалось: доктор флота - 1, штаб-лекарь - 1, лекарей 38, подлекарей - 29, лекарских учеников - 20. В кампанию 1740 корабельный флот уже имел, кроме доктора и штаб-лекаря 27 лекарей, 26 подлекарей и 62 лекарских ученика [2].

По состоянию на 1782 г. А.Г.Бахерахт перечисляет фамилии всех лекарей и подлекарей русского флота. Согласно этому списку на службе в Адмиралтейском ведомстве находилось 85 медицинских чинов. Кроме того, 3 доктора, 5 штаб-лекарей и 10 лекарей вели лечебную и педагогическую работу в адмиралтейских госпиталях [3].

Основную массу лекарей составляли выпускники госпитальных школ : Московской, Петербургской и Кронштадтской.

Частично эта проблема укомплектования была решена за счет выпускников и Калинкинского медико-хирургического училища (института). Так, 26 мая 1788 года по указанию Екатерины II, был проведен досрочный выпуск лекарей из этого учебного заведения. Все 12 человек и были назначены в морской корабельный флот. Второй выпуск был произведен 20 мая 1790 года и все 15 человек по собственному желанию были произведены в морской корабельный флот с жалованьем по 15 рублей в месяц [4].

Уже в ходе войны для решения вопроса с укомплектованием медицинского состава приглашались на службу иностранцы, о чем свидетельствует указ графу Чернышеву от 4 сентября 1788 г. : "По соизволению нашему приняты в здешнюю службу ... медицинские чины... Мы соизволяем чтоб они помещены были в адмиралтейскую госпиталь, из коей могут по надобностям определяемы быть во флот и другие места." В списке поименованно указаны 2 штаб-лекаря и 10 лекарей [5]. В указе от 21 сентября 1788 года говорится о принятии в службу одного доктора медицины и 4 лекарей [6]. Жалованье принятым лекарям было назначено по 600 рублей в год, что гораздо выше, чем у лекарей, выпущенных калинкинским хирургическим институтом - у них жалованье было 180 рублей в год.

Особое значение в медицинском обеспечении придавалось комплектованию кораблей здоровым личным составом. Проводимый при этом медицинский осмотр позволял докторам и лекарям выявлять большую часть больных рекрутов и не допускать их на корабли. Этим обеспечивалась некоторая гарантия сохранения здоровья матросов, хотя бы в первое время плавания.

Медицинская помощь во время плавания оказывалась корабельными лекарями и лекарскими помощниками. Бахерахт понимал трудности оказания медицинской помощи на кораблях. "Великая разница, - писал он, - пользовать больных на берегу или на кораблях, в море находящихся...".

Тяжелые больные переводились на госпитальные корабли, которые придавались отдельным эскадрам. Госпитальные корабли сослужили важную роль еще в Семилетней войне. Об их деятельности можно составить представление по нормам снабжения. Так, в 1761 г. на один из госпитальных кораблей было отпущено: вина - 50 ведер, уксуса - 10 ведер, круп ячневых и овсяных - 150 пудов, масла коровьего - 50 пудов и много других продуктов; белья нательного - 600 комплектов, белья постельного (в том числе наволочки, простыни в 3 и в 2 полотна, одеяла) - также 600 комплектов, спирта - 20 ведер, холста для перевязок 3000 аршин [7].

c.177

О включении госпитальных кораблей в состав эскадры Бахерахт говорил и писал неоднократно. Так, в книге "Способ к сохранению здравия морских служителей" он напоминал: "Когда многие корабли вдруг выходят в море, надлежало бы неотменно, чтобы при оных был корабль особливый для больных, на котором бы из всех других кораблей свозить их для пресечения здоровым сообщения с другими, и, следовательно, охранять прочие корабли от всех дурных последствий" [2].

Поддержку в вопросах организации медицинского обеспечения флота медики находили у Екатерины II. В ее указе адмиралу Грейгу от 16 февраля 1786 г говорилось, что необходимо в Кронштадте иметь только тот личный состав, который нужен для службы: это даст возможность избежать тесноты при его размещении [8]. Кроме того, императрица предписывала "флагманам и прочим начальникам прилежно надзирать, дабы ничто не было упущено нужное и полезное к добропорядочному содержанию больных и их исцелении". От Грейга она требовала лично посещать госпитали, при этом "в них поправлять и учреждать все что нужно и полезно быть может, уведомляя нас о числе больных и успехе в излечении их ". Ранее Екатерина II в Указе адмиралу Грейгу от 19 января 1786 г. потребовала: "Мы желаем чтоб вы немедленно доставляли Нам рапорт сколько ныне в вашей команде есть больных, да и впредь о числе оных каждую неделю доносить не оставляли" [9].

Императрица понимала, что размещение госпиталей в столице представляет угрозу развития эпидемий в городе и поэтому в ее планы входило выведение военных госпиталей из Санкт-Петербурга. В указе Адмиралтейств-коллегии от 28 апреля 1786 г. предполагалось морской госпиталь разместить в Ораниенбауме [10]. Грейгу предлагалось подобрать место и приступить к строению деревянных зданий не более на 50 человек в каждой и приступить к планированию каменного здания. На строительство временных деревянных бараков из кабинета Императрицы отпускалось 15000 рублей. Такое строительство было начато, что дало возможность во время войны перевести часть раненых из Кронштадта в Ораниенбаум. 3 ноября 1787 года последовал указ Адмиралтейств-коллегии : "морской госпиталь из здешней столицы в Ораниенбаум не выводить до будущего впредь соизволения нашего" [11].

Для предупреждения заноса инфекционных болезней в столицу проводились и карантинные мероприятия. Интересно отметить, что при создании 6 мая 1786 года карантинного дома на острове Сескар деньги на его содержание в размере 7314 рублей в год отпускались из таможенных доходов [12].

Но несмотря на проводимые мероприятия в период войны 1788 - 1790 гг. в Кронштадте сложилась очень тяжелая эпидемиологическая обстановка, так как прибывало большое количество пополнения для кораблей и частей гарнизона. Прибывающие рекруты, которые, как правило, набирались без всякого медицинского осмотра, стали источником различных эпидемических болезней, особенно дизентерии и брюшного тифа, которые быстро распространялись и среди личного состава флота. На долю Кронштадтского госпиталя выпала большая задача - обеспечить лечение не только большого количества раненых, поступающих с театра военных действий, но и большого количества больных гарнизона. Процент смертности среди больных и раненых был очень высок. Придворный врач М.А.Вейкард в письме на имя доктора Циммермана писал : "... в Кронштадтской госпитали умирает регулярно пятая часть всех больных. Так, за одну зиму умерло не менее 900 больных" [13].

Обстановка была так серьезна, что Екатерина II была вынуждена командировать своего лейб-медика Рожерсона для выяснения причин столь большой смертности [14] . Летом 1788 г. по приказанию Екатерины II осматривал морские госпитали и лейб-хирург Кельхен. После осмотра он донес императрице: "...Кронштадтская госпиталь выстроена деревянная, в один этаж и имеет ту невыгоду, что она четырехугольная и низка, с малыми окнами и малыми отдельными комнатами, между которыми находятся смрадные сени. Сии сени портят воздух близ лежащих комнат больных, окон не можно открывать потому, что больные почти на них лежат; отчего гнилые горячки, цынготная болезнь и кровавые поносы делаются опасными; больные, которые от них избавляются, впадают опять в оные, и наконец сами врачи и надзиратели получают сии же болезни" [15]. В тоже время Ораниенбаумский госпиталь "застал я в весьма хорошем порядке и я осмелюсь штаб-лекаря оного в пример другим за неутомимые труды его рекомендовать Высочайшей Вашей Императорского Величества милости".

Кельхеном были сделаны конкретные предложения по улучшению состояния дел в Кронштадтском госпитале: изменение системы вентиляции, устранении некомплекта медицинского персонала, увеличение срока лечении и создание команд выздоравливающих. Екатерина II предложения Кельхена утвердила в указе Чернышеву от 13 июля 1788 г. [16].

Остро стояли и вопросы снабжения кораблей и морских госпиталей медикаментами и имуществом. Они упростились после принятия Адмиралтейской и Медицинской коллегиями особого табеля, разработанного Бахерахтом. Этот документ, содержавший роспись лекарств для корабельного ящика, был впоследствии расширен и получил общее одобрение. В 1783 г. его напечатали на русском языке, а через год и на латинском. Печатные экземпляры книги официальным порядком рассылались на корабли и служили руководством для лекарей.

1 мая 1783 года на заседании Адмиралтейств-коллегии Бахерахт представил рапорт, что он не понимает "по какой бы нужде в кампаниях лекаря едва дошед от Кронштадта до Копенгагена принуждены были для укомплектования медикаментозного ящика покупать тамо лекарства". Бахерахт рекомендует в этих случаях проводить расследование [17].

Интерес представляет указ Адмиралтейств-коллегии от 12 июня 1789 [18]), в котором указывается, что на содержание госпиталей и аптек в 1787 и 1788 году было выплачено 109440 рублей. Упоминается в этом указе и об экономии денежных средств. 15 июня 1789 года в адмиралтейств-коллегии [19] обсуждался вопрос об указе от 12 июня, в соответствии с которым доктору Бахерахту предписывалось "сделать новые каталоги на каждое употребляемое во флоте судно порознь, сообразно с числом положенных на них служителей" и "об оном доктору Бахерахту служащим во флоте лекарям учинить предписание".

2. Боевые действия флота и их медицинское обеспечение

Боевые действия на море в войне со Швецией начались летом 1788 года. В начале июля 1788 г. Кронштадтская эскадра С.К.Грейга стояла на Красногорском рейде, поджидая прибытия из Копенгагена отряда вице-адмирала В.П.Фондезина. В состав эскадры входило госпитальное судно "Холмогоры" (экипаж 177 человек, командир князь Трубецкой) [20]), на которое возлагались задачи по лечению матросов эскадры.

Получив известие о входе в Финский залив шведской эскадры, С.К.Грейг пошел ей навстречу. 6 июля противники встретились в Финском заливе западнее острова Гогланд, где состоялось первое крупное сражение, получившее название Гогландская морская битва.

Несмотря на одинаковое число потерянных кораблей, как бы уравнивающее результаты боевых действий, Гогландское сражение явилось серьезным стратегическим успехом русского флота, сорвавшего планы высадки шведского десанта и ликвидировавшего угрозу Петербургу.

Шведский флот после этой битвы ушел в Свеаборг, тогда принадлежавший им; наш - укрылся за Сескаром, а более поврежденные корабли ("Болеслав", "Вышеслав", "Мечеслав" - потом "Всеслав" - пленный "Принц Густав") отосланы в Кронштадт. На этих кораблях были эвакуированы раненые. Госпитальное судно "Холмогоры" в Гогландском сражении не участвовало, так как ранее было вместе с судном "Победоносец" и пакетботом "Поспешный" отправлено в Кронштадт [21]. 22 июля после стоянки у острова Сескар оно прибыло в Кронштадт [22].

Объем работы медицинской службы кораблей в бою определялся количеством раненых, поэтому необходимо проанализировать потери личного состава. По данным В. Д. Доценко [23] эскадра Грейга в Гогландском сражении потеряла 580 убитыми, 720 ранеными и 470 человек с "Владислава" попали в плен. Данные А. М. Данилова [24] свидетельствуют о том, что наши потери составили 334 человек убитыми и 742 человек ранеными. По данным летописи Русского флота [25] потери русских составили 349 убитыми, 664 ранеными и 757 пленными на линейном корабле "Владислав". Согласно С.Ф. Юрьеву [26] русские потеряли 500 человек убитыми, 720 ранеными; одновременно насчитывалось и 2000 больных.

По данным материалов, помещенных во 2-м томе журнала "Морской сборник" за 1849 год число раненых и больных составило 1365 человек [27].

Согласно "Ведомости убитым и раненым во время сражения с шведским флотом 6 июля 1788 г." потери русских составили: убитыми 319 и ранеными 686 [28], а в "Ведомости кораблей бывших в сражении 6 июля 1788 г." [29] - убитыми - 321 и ранеными - 702.

Данные, полученные нами при изучении отчетов кораблей, участвовавших в сражении, представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Количество убитых и раненых на русских кораблях в Гогландском сражении 6 июля 1788 года и вооружение кораблей

  

Название корабля Кол-во
Пушек
Кол-во
убитых
Кол-во
раненых
Всего
Вышеслав 66 52 82 134
Родислав 66 24 27 51
Мечеслав 66 29 84 111
Кир Иоан 74 7 22 29
Владислав 74 200 60 260
Иоан Богослов 74 15 27 42
Ярослав 74 7 29 36
Всеслав 74 35 103 138
Мстислав 74 23 47 70
Святой Петр 74 22 66 88
Ростислав 100 17 43 60
Память Евстахия 66 4 13 17
Виктор 66 10 25 35
Болеслав 66 58 72 130
Изяслав 66 10 41 51
ВСЕГО   513 741 1252

  




c.178

В дальнейшем русская эскадра отошла к Ревелю и от него отдельные корабли вели наблюдение за блокированной в Свеаборге шведской эскадрой. Большое количество больных на кораблях не позволяло кораблям постоянно находиться в море. Но и этой мерой не удалось избежать увеличения количества больных на эскадре. Так, вице-адмирал Фондезин в письме в графу Чернышеву от 30 июля 1788 г.[30] докладывал, что больных на эскадре 341 человек, в том числе тяжелых до 100 человек. Заботу о больных проявляла и Екатерина II , о чем свидетельствует ее собственноручная записка графу Чернышеву от 3 августа 1788 г. [31] : "Не оставьте больных на Сескаре без надлежащего призрения и пошлите скорее к Грейгу двух кораблей и добрых и надежных капитанов". 5 августа 1788 года адмирал Грейг доносил императрице [32]: "С великим прискорбием доношу я Вашему Величеству, что невзирая на всевозможное старание о сохранении экипажа в здоровьи, число больных в 2 недели весьма умножилось". В донесении графу Чернышеву Грейг указывал, что на кораблях было до 2000 больных [33].

В донесении императрице адмирал Грейг 9 августа 1788 г. [34] сообщал: "Одно токмо меня беспокоит несказанно, что число больных во флоте умножается не смотря на всевозможное старение к сохранению здравия служителей. Мы отослали в здешнюю госпиталь больных до 700 человек, кроме тех, которые отправлены уже в Кронштадт и кроме оставленных в лазарете на острове Сескаре." Императрица указывала адмиралу Грейгу 12 августа 1788 г. [35] : "Сожалеем весьма, что число больных у вас умножается; надеемся однако ж, что при перемене времени, при навычке новых людей к труду и при добром вашем попечении о больных, количество их уменьшаться станет. Адмиралтейств-Коллегии вице-президенту Чернышеву от нас приказано все нужное для призрения их к вам или в Ревель доставлять". К концу августа эпидемия пошла на убыль и уже 23 августа 1788 года императрица писала Грейгу [36]: "Очень рада что болезни на вашей эскадре уменьшаются. Молю бога, чтобы Он сохранил вас и оградил от всякого несчастья".

Но молитвы Императрицы не защитили Грейга: в начале октября он тяжело заболел. Екатерина II проявила заботу об адмирале и послала к нему своего лейб-медика Рожерсона, а также отдала распоряжение графу Чернышеву [37]: "Прикажите кораблю Ростислав войти в ревельский порт для лучшего спокойствия больного". Контр-адмирал Козлянинов сообщал графу Безбородко 15 октября 1788 г. [38] что "14 числа имел честь видеть его в постели. Рожерсон при нем безотлучно, и попечительностью своею подает нам надежду не отчаиваться в его выздоровлении". Несмотря на все заботы и лечение 30 октября 1788 года Самуил Карлович Грейг умер.

В начале 1789 года в Ревеле на зимовке находилось 22 судна. На них находилось 9333 человек. Их обеспечивали госпитальное судно "Холмогоры" и транспортн "Хват". Кроме того, указом Императрицы адмиралу Чичагову от 31 марта 1789 марта [39] предписывалось: "Госпиталь для пользования больных от флота нашего позволяем поместить в Екатериндальском нашем дворце при Ревеле состоящем, который и для других надобностей, по обращению флота, служить может ". Съестных припасов в порту было заготовлено на 5 месяцев.

Весной 1789 года к ревельской эскадре присоединились эскадра из Кронштадта, состоящая из 15 судов (среди них было госпитальное судно "Турухтан") с общей численностью 7295 человек и эскадра из Копенгагена в составе 16 кораблей, на которых было 6882 человека. В донесении контр-адмирала Повалишина графу Чернышеву от 7 апреля 1789 г. [40] указывалось, что "в копенгагенской гавани на эскадре больных 521 человек. На кораблях "Пантелеймон", "Северный Орел", катер "Дельфин" и фрегате N 41. - больных 160 человек."

30 июля 1789 года вице-адмирал Козлянинов доносил графу Чернышеву [41] : " За недостатком служителей оставил я транспортные суда в копенгагенской гавани, но оные имеют быть снабжены из больницы выписывающимися матросами".

Всего на эскадре было 54 судна, на которых находилось 23 510 человек.

Шведский флот под командованием герцога Карла Зюдерманландского вышел из Карлскруны в южную часть Балтийского моря. 14 июля южнее о.Эланд эскадра В.Я.Чичагова встретила шведский флот. 15 июля состоялся бой, в котором русские корабли особых повреждений не получили, а у шведов были повреждены три корабля.

По данным Данилова А.М. [24] в Эландском сражении потери русских составили 31 человек убитыми и 185 человек ранеными, а по другим данным [25] - 34 убитыми и 176 ранеными. А.С.Шишков [ 27] указывает, что было убито 32 человека и ранено 185 человек. Согласно Ведомости о убитых и раненых [42] тяжелораненых было 125 человек и легкораненых -51 человек. В этом бою погиб выдающийся русский морской офицер командир корабля "Мстислав" Г.И.Муловский, который готовился в первое кругосветное плавание. Данные, полученные нами при изучении отчетов кораблей, участвовавших в сражении представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Количество убитых и раненых на русских кораблях в Эландском сражении 15 июля 1789 года и вооружение кораблей

  

Название корабля Кол-во
пушек
Кол-во
убитых
Кол-во
раненых
Всего
Вышеслав 66 1 11 12
Победослав 74 2 17 19
Мстислав 74 2 16 18
Святой Петр 74 5 22 27
Виктор 66 1 0 1
Болеслав 66 0 7 7
Изяслав 66 5 5 10
Дерись 66 15 98 113
ВСЕГО   31 176 207

  


На корабле "Дерис" погибло 15 и ранено 98 человек. Но все эти потери произошли не от шведских ядер, а от разрыва 3-х собственных пушек. [23.]

После боя шведский флот ушел в Карлскруну, а русские эскадры, наконец, соединились. Господство на море было полным, но нерезультативным. Объединенный Балтийский флот вскоре возвратился в Финский залив, где и оставался до конца кампании.

13 августа 1789 года адмирал Чичагов рапортом [43] доносил, что в Кронштадт прибыло госпитальное судно "Холмогоры", на котором находилось 134 больных, а также тело покойного бригадира флота Муловского "для учинения погребения".

Госпитальное судно "Турухтан" вместе с другими транспортными судами было оставлено при ревельском порте, о чем адмирал Чичагов рапортом доносил в Адмиралтейств-коллегию 10 сентября 1789 г. [44]. 10 октября 1789 госпитальное судно «Турухтан» (командир лейтенант Фофанов) было отправлено с больными в Кронштадт, а в Ревель прибыло госпитальное судно «Холмогоры» (командир капитан-лейтенант Лазарев-Станищев). Это свидетельствует о том, что была налажена морская медицинская эвакуация.

Важное место в войне со Швецией отводилось гребному флоту, который в 1789 году дислоцировался в Выборге, Петербурге и Кронштадте. Боевое крещение он получил 13 августа 1789 года, когда был атакован шведский гребной флот, стоявший на Роченсальмском рейде.

Для атаки со стороны южного более широкого прохода были выделены 11 больших и 9 малых гребных судна под командованием обер-интенданта И.П.Балле, а К.Нассау-Зиген с большей частью легких и небольших судов решил атаковать противника узким проливом с севера.

В 10 ч корабли И.П.Балле открыли артиллерийский огонь. В ходе боя, который продолжался около пяти часов, начало сказываться превосходство противника в артиллерии и в занимаемой позиции, позволявшие встречать каждое судно, входившее в линию, продольными залпами. Несколько русских судов получили повреждения и начали выходить из линии, а два судна были захвачены шведами. К 18 ч вся русская эскадра вышла из боя. К.Нассау-Зиген, не спешивший с развертыванием сил, не сумел своевременно поддержать группировку гребных судов Балле. Он начал действовать лишь около 13 ч и убедился, что проход на рейд невозможен. Только к 15 ч по другому мелководному проливу удалось пройти на рейд нескольким русским канонерским лодкам, а к 19 ч ценой больших усилий и потерь - пробить фарватер в заграждениях Королевских ворот, по которому на рейд смогли пройти галеры.

Как только эскадра К.Нассау-Зигена прорвался на рейд, сразу обозначился успех русских гребных судов: были отбиты русские суда, взятые в плен, а затем начался захват шведских судов. Жестокая битва продолжалась до 2 ч ночи и закончилась поспешным отступлением шведов в направлении к Ловизе. Когда исход этого сражения стал очевидным, шведский король приказал сжечь более 30 транспортов и мелких судов, стоявших в устье р.Кюммени. Семь шведских судов с 214 пушками были захвачены русскими и потоплены. Всего было пленено 1345 человек, в том числе 45 офицеров.

Данной сражение получило наименование Первого Роченсальмского. По материалам Боевой летописи Русского флота [25.] потери русских составили: две потопленные галеры и около тысячи убитыми и ранеными. Более точные данные приводятся Доценко В.Д. [23.]: было убито 15 офицеров и 39 ранены, из нижних чинов 368 погибло, 589 ранено и 22 человека попали в плен.

c.179

Роченсальмская победа позволила русским войскам в Финляндии начать наступление и высадить морской десант в устье р.Кюммени в тылу противника. Однако из-за нерешительности и медлительности командующего войсками В.П.Мусина-Пушкина благоприятная обстановка не была использована.

Русский флот к началу кампании 1790 г. имел в своем составе 34 линейных корабля, 15 фрегатов и 271 гребное судно, которые базировались на Петербург, Кронштадт, Ревель и другие порты. Русские войска в Финляндии насчитывали 47 тыс.человек. В составе кораблей находились госпитальные суда «Турухтан» и «Холмагоры». Кроме того, в 1790 году для гребного флота должны были быть построены 4 госпитальные судна "по образцу взятых у шведов" [45]. Это указание было выполнено, так как согласно Ведомости гребного флота судам и их командам от мая 1791 г.[46] в Кронштадте было четыре госпитальные судна (команда одного судна состояла из 30 матросов и 9 человек из десанта).

Шведская эскадра под командованием герцога Карла Зюдерманландского 2 мая 1790 года атаковала эскадру В.Я.Чичагова, ожидавшую противника, стоя на якорях на Ревельском рейде. С большими людскими потерями, получив значительные повреждения рангоута и такелажа, шведские корабли один за другим выходили из-под обстрела, не причинив русским кораблям существенных повреждений. Командующий шведской эскадрой трезво оценил тяжелое положение своей эскадры и дал сигнал о прекращении боя. В результате двухчасового боя шведы, по свидетельству шведских историков, потеряли 150 человек.

В нескольких источниках [23, 24, 25 ] данные по потерям в Ревельском сражении 2 мая 1790 совпадают и составляют 8 человек убитыми и 27 ранеными. Согласно "Ведомости об убитых и раненых" [47] тяжелораненых было 7 человек и легкораненых - 20 человек. Данные полученные нами при изучении отчетов кораблей, участвовавших сражении представлены в таблице 3.








Таблица 3

Количество убитых и раненых на русских кораблях в Ревельском сражении 2 мая 1790 года и вооружение кораблей

  

Название корабля Кол-во
пушек
Кол-во
убитых
Кол-во
раненых
Всего
Прохор 66 0 1 1
Ярослав 74 1 3 4
Мстислав 74 0 3 3
Слава 32 1 2 3
Подражислав 32 1 0 1
Болеслав 66 1 5 6
Саратов 100 3 6 9
Победоносец 66 0 5 5
Венус 50 1 2 3
ВСЕГО   8 27 35

  


Шведский король для содействия армии решил использовать гребной флот и направил его из Борго к Фридрихсгаму.

В Фридрихсгамской бухте зимовал отряд русской гребной флотилии под командованием капитана 1 ранга П.Б.Слизова. К началу боевых действий суда отряда были укомплектованы личным составом лишь наполовину и имели большой некомплект снарядов. Положение отряда осложнялось отсутствием береговых батарей.

Когда 3 мая Слизов неожиданно узнал о приближении шведского гребного флота, он не успел даже построить боевой порядок. Однако шведы не использовали фактор внезапности, ожидая подхода своего арьергарда, и отложили атаку на сутки. Это позволило русским подготовиться к бою и провести рекогносцировку. На рассвете 4 мая расположенные в линию у входа в бухту русские суда встретили галеры противника картечью. Жестокий бой продолжался около трех часов, пока у русских не кончились снаряды. Затем Слизов начал отход, отстреливаясь холостыми выстрелами. Шесть судов шведам удалось потопить, десять взять в плен. Десять судов, которые невозможно было вывести из бухты, Слизов приказал сжечь. 90 русских моряков было убито и ранено, еще 150 попало в плен. С остальными судами своего отряда Слизов отступил под защиту фридрихсгамских укреплений. В результате этого боя для шведского флота открылся шхерный путь до Выборга, а русская армия оказалась под угрозой высадки в ее тылу вражеского десанта. 23 мая шведский гребной флот беспрепятственно прошел в Выборгский залив и стал на якорь у о. Бьерке в ожидании подхода своего парусного флота.

Данные о потерях во Фридрихсгамском сражении по материалам Боевой летописи Русского флота [25] составили 65 убитыми, 27 ранеными и 150 были взяты в плен.

Готовившиеся в Кронштадте действующая и резервная эскадры были объединены под командованием вице-адмирала А.И.Круза, которому было приказано немедленно выйти в море навстречу идущему от Ревеля шведскому флоту и атаковать его. 12 мая 1790 г. эскадры Круза вышли из Кронштадта.

На рассвете 23 мая корабли шведского флота под командованием герцога Карла Зюдерманландского сблизились с кораблями русского авангарда и открыли интенсивный огонь. После двухчасового боя суда противника один за другим стали выходить из зоны артиллерийского огня. К 8 ч бой закончился отступлением шведов к о.Сескар. Спустя три часа из Бьеркезунда вышел отряд шведского гребного флота, который атаковал правый фланг линии русской эскадры, но был отогнан гребными фрегатами отряда Дениссона.

В полдень шведский флот вновь сблизился с русской эскадрой, сосредоточив основные усилия против кордебаталии (центра). Получив решительный отпор в часовой артиллерийской дуэли, противник к 15 ч отошел за пределы досягаемости артиллерийского огня. Через некоторое время после поворота русской эскадры на новый галс шведы прошли контркурсом почти до половины русской линии, ведя сильный артиллерийский огонь, после чего направились к Бьерке. Русская парусная и гребная эскадры легли в дрейф, сохраняя прежнее положение.

24 мая разгорелся новый артиллерийский бой. В результате повреждений рангоута и такелажа некоторые корабли русского авангарда потеряли управление и разорвали линию. Пользуясь этим, шесть шведских линейных кораблей и фрегатов пытались обойти авангард русской эскадры, но подошедшие фрегаты Дениссона им помешали. Около 18 ч шведы получили донесение о подходе с запада Ревельской эскадры В.Я.Чичагова. Шведский авангард и центр начали выходить из боя. После интенсивной перестрелки кораблей авангардов огонь прекратился по всей линии, расстрелявший весь боезапас противник отошел в западном направлении.

c.180

В двухдневном Красногорском (Стирсуденском) сражении русский флот, уступая шведам в числе участвовавших в боях судов, одержал победу. В результате этого была устранена непосредственная угроза Петербургу, сорваны шведские планы высадки десанта.

По данным Доценко В.Д. [ 23.] в Красногорском сражении русская эскадра потеряла 106 человек убитыми и 279 ранеными. Данные, полученные нами при изучении отчетов кораблей, участвовавших сражении, представлены в таблице 4. .

В.Я.Чичагов после успешного Ревельского боя в дальнейшем действовал не лучшим образом. Он вышел из Ревеля только 23 мая после получения приказания немедленно следовать к Кронштадту. Утром 25 мая, обнаружив отступающий на запад шведский флот, он не использовал выгодной возможности окружения противника. Шведский флот, корабли которого были повреждены в ходе двухдневных боев, не решился прорываться в Свеаборг мимо эскадры В.Я.Чичагова и укрылся в Выборгском заливе, куда он прибыл в полном беспорядке.



Таблица 4.

Количество убитых и раненых на русских кораблях в Красногорском сражении 23-24 мая 1790 года и вооружение кораблей
  
Название корабля Кол-во
пушек
Кол-во
убитых
Кол-во
раненых
Всего
Иануарий 66 6 20 26
Не тронь меня 66 1 2 3
Америка 66 10 26 36
Иезекиль 74 4 5 9
Царь Константин 74 2 16 18
Сысой Великий 74 0 41 41
Победослав 74 4 7 11
Иоан Богослов 74 6 17 23
Всеслав 74 1 13 14
Святой Петр 74 12 13 25
И.Креститель (Чесма) 100 5 13 18
Рех Иерархов 100 15 14 29
Двенадцать апостолов 100 10 22 32
Владимир 100 7 34 41
Св.Николай Чудотворец 100 1 2 3
Пантелеймон 66 9 19 28
ВСЕГО   93 264 357

  


К исходу мая 1790 г. в Выборгском заливе собралось до 100 парусных и 200 гребных судов под командованием самого короля Густава III. Для шведов создалась тяжелая обстановка: все побережье занимала русская армия, а в глубине Выборгского залива в Транзунде находились 52 судна гребной флотилии вице-адмирала Т.Г.Козлянинова. Со стороны моря все выходы из залива охранялись сильными отрядами русского корабельного парусного флота.

Но эффективность блокады шведского флота в Выборгском заливе снижало отсутствие единого командования русскими войсками и силами флота. Корабельный Балтийский флот под командованием адмирала В.Я.Чичагова, обладая явным превосходством в силах, уклонялся от каких-либо активных действий.

21 июня 1790 г. гребной флота под командованием К.Нассау-Зигена вошел в пролив Бьеркезунд и атаковал шведов, вытеснив их на север.

В это время главные силы русского флота - эскадры адмирала В.Я.Чичагова - расположились против главных сил шведского флота, блокируя выход из Выборгского залива. В северной части Выборгского залива с самого начала кампании дислоцировалась гребная флотилия вице-адмирала Т.Г.Козлянинова. Эта флотилия и батареи, установленные на островах и на побережье, закрывали все проходы, ведущие к Выборгу.

c.181

В ночь на 22 июня подул свежий ветер, которого шведы ждали весь месяц, и флот противника изготовился к прорыву по северному фарватеру, где располагались немногочисленные корабельные отряды И.А.Повалишина и П.И.Ханыкова. Около 7 ч 30 мин шведские корабли атаковали отряды И.А.Повалишина и П.И.Ханыкова, которым пришлось вынести всю тяжесть боя, продолжавшегося два с половиной часа. По выходе из-под огня корабли ставили все паруса и полным ходом уходили на запад. Реакция русского командования на происходящее была запоздалой. В девятом часу В.Я.Чичагов послал в погоню за противником авангард вице-адмирала А.И.Круза, а в 9 ч 30 мин, когда уже половина шведских кораблей находилась вне досягаемости артиллерийского огня, двинулись в погоню и корабли кордебаталии.

Весь русский флот, за исключением судов, получивших сильные повреждения во время боя, принял участие в преследовании шведских кораблей, уходивших к Свеаборгу, однако не сумел помешать даже отходу шведских гребных судов, прорывавшихся одновременно с парусным флотом, но сильно отставших от него.

Шведский флот при прорыве из Выборгского залива потерял пленными и сожженными 64 судна, в том числе 7 линейных кораблей и 3 фрегата. Русский флот потерь в корабельном составе не имел.

Потери в личном составе у шведов составили около 7000 человек убитыми, ранеными и пленными.

Данные о наших потерях в Выборском сражении (22 июня 1790 года) по материалам Боевой летописи Русского флота [25] и по данным Доценко В.Д. [23.] составили 117 убитыми и 164 ранеными. По данным Данилова А.М. [24] убиты были 147 человек, ранены - 164 человека.

По донесению адмирала Чичагова [48] при флоте состояло на 14 июня 1790 года больных 1238 человек, из них на кораблях, пришедших из Ревеля - 405 и из Кронштадта - 833. Он писал : "Сии больные большею частью страждут цынгою и гнилою горячкою, которые болезни паче усиливаются на кораблях, пришедших из Кронштадта и для пользования оных нужны медикаменты и принадлежности."

В соответствии со шканечными журналами о плавании судов в кампанию 1790 г. [49] медицинское обеспечение Кронштадтской эскадры осуществлялось госпитальными судами "Турухтан" (командир капитан-лейтенант Вашутин) и "Меркурий" (командир капитан-лейтенант Котельников), Ревельская эскадра обеспечивалась госпитальным судном "Холмогоры" (командир Рожнов).

О заключительном сражении войны со Швецией, трагически закончившимся для русского флота, до настоящего времени мало написано. Это сражение получило название второго Роченсальмского и необходимо описать его более подробно.

После прорыва из Выборгского залива шведский гребной флот под командованием короля сосредоточился на Роченсальмском рейде. Он имел 295 боевых и 67 транспортных судов (18 тыс. человек) и 1000 орудий.

Русский гребной флот, преследовавший шведов, расположился у Фридрихсгама. В его составе было 152 боевых судна (14 тыс.человек и 1000 орудий). Командовал им вице-адмирал К.Нассау-Зиген [1].

Рис. 2. Корабль 66-ти пушечный времен войны со Швецией 1788-1890 гг Не зная состав сил противника и его диспозицию, пренебрегая неблагоприятной для действий большинства судов погодой, К.Нассау-Зиген решил во что бы то ни стало дать сражение именно 28 июня 1790 г. - в день коронации Екатерины II. Ночь прошла в приготовлениях к бою, сопровождавшихся непрерывными передвижениями судов, которые выстраивались по менявшейся флагманом диспозиции. В результате еще до начала боя гребцы были измотаны непрерывной работой на веслах. Сражение началось в десятом часу утра. Несмотря на усиливавшийся ветер и крупную зыбь, сбивавшую суда на гребле, К.Нассау-Зиген приказал атаковать противника, стоявшего на якорях на хорошо укрытой от ветра и волн позиции между островами. Попав под сосредоточенный огонь шведов русские суда передовой линии смешались и внесли беспорядок в двигавшийся за ними строй второй линии. Качка, затруднявшая прицельную стрельбу, усугубляла положение атакующих. Увидев замешательство русских моряков, шведы усилили обстрел скучившихся судов и одновременно направили канонерские лодки им в тыл. Русские канонерские лодки, а за ними и другие гребные суда начали поспешно отступать к югу и выходить из зоны огня. Некоторые из русских галер, получив подводные пробоины, начали тонуть, другие ветром сносило на прибрежные камни. В восьмом часу К.Нассау-Зиген приказал сжечь те из судов, которые нельзя было спасти. В результате русский гребной флот потерял в сражении 52 судна (в том числе 16 галер) и 7369 человек убитыми, утонувшими и взятыми шведами в плен. Согласно «Реестру судам, потерянным во время бывшего сражения в 28 июня 1790 г» [50] число спасшихся было 1490 человек. Победа в честь коронации императрицы не состоялась. Сражение было проиграно, спасшихся моряков и десантников взяли в плен, перевезли на берег в Кюменьград, а затем отправили в Стокгольм. В настоящее время о минувших событиях напоминает выразительный памятник на о. Куусинен «Российским морякам, погибшим в Роченсальмских сражениях» [51], открытый 25 июля 1998 года (Рис. 1).

Отступивший к Фридрихсгаму русский гребной флот был пополнен построенными в Петербурге канонерскими лодками, а также судами, находившимися в Выборге. Его готовили к продолжению военных действий. Парусный корабельный флот, преследовавший шведскую эскадру до Свеаборга, установил плотную блокаду противника и уверенно удерживал господство на море.

В это время начались мирные переговоры со шведами и военные действия прекратились. 3 августа 1790 г. в Вереле был подписан договор о мире, не внесший территориальных изменений. Этот договор позволил России сосредоточить силы на юге и с успехом окончить тяжелую войну с Турцией [1]. В честь заключения мирного договора была отчеканена медаль (Рис. 2).

В ходе войны медицинская служба флота приобрела опыт обеспечения крупных корабельных соединений, который был эффективно использован в дальнейшем.

Литература

  1. .Три века Российского флота. В 3-х т. Т.1/ В.Ю.Грибовский,В.Д.Доценко, Б.И.Родионов, С.И.Филонов; Авт-сост. Б.И.Родионов. Под ред. Ф.Н.Громова. - СПб.: Издательство "LOGOS", 1996. - 408 с.

  2. .Куприянов В.В. Из истории медицинской службы на Русском флоте (По материалам архивов и по страницам трудов доктора флота А.Г.Бахерахта). - М.: Медгиз, 1963. - 112 с.

  3. Российский Государственный архив ВМФ (далее РГА ВМФ), фонд Чернышева, N 209, лл. 38-42.

  4. Чистович Я.А. История первых медицинских школ в России. - СПб.: 1883. - 662 с

  5. РГА ВМФ, ф.227, оп.1, д.51, лл.53-53а.

  6. РГА ВМФ, ф.227, оп.1, д.51, л.77.

  7. РГА ВМФ, фонд Чернышева, N 209, л.14 и 15.

  8. Материалы для истории русского флота (далее МИРФ). т.13. - СПб ,1900.- С. 147-146.

  9. МИРФ, т.13, с.147.

  10. МИРФ, т.13, с. 149-150.

  11. МИРФ, т.13, с. 198

  12. МИРФ, т.13,с.150.

  13. Екатерина II и доктор М.А.Вейкард в 1784-1789 гг.// Русская старина.- 1891 г.

  14. История Кронштадтского госпиталя. К 250-летию со дня основания. - Л., 1967. - 284 с.

  15. РГА ВМФ, ф.227, оп., д.51. лл. 23-26.

  16. РГА ВМФ, ф.227, оп.1, д. 51, л.22

  17. МИРФ, т.13, с.30

  18. МИРФ, т.13, с. 528.

  19. МИРФ, т.13, с.657

  20. МИРФ, т.13, с. 287

  21. МИРФ, т.13, с. 287

  22. МИРФ, т.13, с. 313-315.

  23. Доценко В.Д. Битвы Российского флота: XVIII-XX вв. - СПб., 1997. - 272 с.

  24. Данилов А.М. Линейные корабли и фрегаты русского парусного флота. - Мн.: Амалфея, 1996. - 384 с.

  25. Боевая летопись Русского флота: Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в. по 1917 г. - М.: Воениздат, 1948. - 492 с.

  26. Юрьев С.Ф. Русско-шведская война 1788-1790 // Энциклопедический словарь военной медицины. Т. 4.- М.: Медгиз, 1948. - С. 1267-1268.

  27. Морские сражения русского флота: Воспоминания, дневники, письма. - М.: Воениздат, 1994. - 560 с.

  28. МИРФ т.13, с.286,

  29. МИРФ, т.13. с. 290

  30. МИРФ, т.13. с. 279.

  31. МИРФ, т.13, с. 328.

  32. МИРФ, т.13,с. 328-330.

  33. МИРФ, т.13, с. 330.

  34. МИРФ, т.13, с. 335.

  35. МИРФ, т.13, с. 337-338.

  36. МИРФ, т.13, с. 346.

  37. МИРФ, т.13, с.388

  38. МИРФ, т.13,с. 388.

  39. МИРФ, т.13, с. 506.

  40. МИРФ, т.13, с. 507

  41. МИРФ, т.13, с. 540.

  42. МИРФ, т.13, с.548.

  43. МИРФ, т.13, с. 663

  44. МИРФ, т.13, с. 603-604.

  45. МИРФ, т.14, с.2

  46. МИРФ, т.14,стр. 330-332.

  47. МИРФ, т.14, с. 40.

  48. МИРФ, т.14, стр. 114-115.

  49. МИРФ, т. 14, стр. 236-240.

  50. МИРФ, т.14,стр. 145-146.

  51. Подгорная Т. Подарок России 120-летней Котке // Морской журнал. - 1999. - N 1. - С.46.


Рис. 1. Памятник российским морякам, погибших в Роченсальмских сражениях 1789 и 1790 гг., в г. Котка (Финляндия).
Рис. 1. Памятник российским морякам, погибших в Роченсальмских сражениях 1789 и 1790 гг., в г. Котка (Финляндия).

Фото. А. А. Вихмана.

Рис. 2. Медаль в честь заключения мира со Швецией. 1790 г. (Военно-морской музей, Санкт-Петербург).
+ Щелкните для загрузки увеличенной копии (44,4кб, 790x358 JPEG)
Рис. 2. Медаль в честь заключения мира со Швецией. 1790 г. (Военно-морской музей, Санкт-Петербург).


c.182


Свидетельство о регистрации сетевого электронного научного издания N 077 от 29.11.2006
Журнал основан 16 ноября 2000г.
Выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
(c) Перепечатка материалов сайта Medline.Ru возможна только с письменного разрешения редакции

Размещение рекламы

Rambler's Top100