Медико-биологический
информационный портал
для специалистов
 
БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА:
Физико-химическая биология

Клиническая медицина

Профилактическая медицина

Медико-биологические науки


АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Организация здравохраниения

История медицины и биологии



Последние публикации

Поиск публикаций

Articles

Архив :  2000 г.  2001 г.  2002 г. 
               2003 г.  2004 г.  2005 г. 
               2006 г.  2007 г.  2008 г. 
               2009 г.  2010 г.  2011 г. 
               2012 г.  2013 г.  2014 г. 
               2015 г.  2016 г.  2017 г. 
               2018 г. 

Редакционная информация:
        Опубликовать статью
        Наша статистика


 РЕДАКЦИЯ:
Главный редактор

Заместители главного редактора

Члены редколлегии
Специализированные редколлегии


 УЧРЕДИТЕЛИ:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
"Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства"
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

ООО "ИЦ КОМКОН".




Адрес редакции и реквизиты

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

ISSN 1999-6314

Российская поисковая система
Искать: 


ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ
Учреждения
Персоны
Монографии
Статьи
 
ИСТОРИЯ БИОЛОГИИ
Персоны
Статьи


МЕДИЦИНСКИЙ ПЕТЕРБУРГ


АЛЕКСАНДРОВСКАЯ МУЖСКАЯ БОЛЬНИЦА,
НЫНЕ ГОРОДСКАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА N7
имени И.П.ПАВЛОВА
В.О., 15 линия, 4-6.


В 1881 году сразу после трагической гибели Александра II, павшего жертвой террориста, германские подданные, проживавшие в столице Российской империи и "нашедшие в Петербурге второе отечество", в знак уважения к памяти покойного решили основать больницу. Доцент общества "Русский Люст" Шверникау, городской акушер Масман, доктор философии Шмидт, учитель гимназии Фельдман и купец первой гильдии Фохте представили на утверждение в Министерство внутренних дел проект больничного Устава.
Согласно этому документу предполагалось "доставить убежище и врачебную помощь больным мужского пола без различия звания, вероисповедания и национальности, без взимания какой-либо платы с неимущих". Для удовлетворения нужд пациентов при больнице предусматривалась аптека без "права вольной продажи лекарств". Уже к концу года было собрано 50 тысяч рублей, составивших основной капитал. Средства для учреждения и содержания больницы складывались из процентов с основного капитала, дальнейших пожертвований, платы за лечение и доходов от благотворительных базаров, спектаклей и публичных чтений. Общее управление делами больницы возлагалось на Попечительский совет, а "ближайшее непосредственное заведование" - на врача- директора.
Поскольку излюбленным местом жительства петербургских немцев был Васильевский остров, больницу решили строить именно здесь. Первоначально учредители собирались купить участок для застройки на Смоленском поле, но Городская управа отказала им в этом, и тогда был приобретен дом N4 по 15 линии с садом. Новое медицинское заведение получило официальное название "Александровская мужская больница, учрежденная гражданами Германской империи".
На торжественном освящении больницы в июне 1884 года присутствовали покровительница больницы Великая княгиня Ольга Федоровна и ее супруг великий князь Михаил Павлович, германский посол генерал фон Швейниц, избранный почетным председателем Попечительства и другие официальные лица. Глава заведения, бывший старший врач Обуховской женской больницы Э.Ф.Мориц, в своем выступлении обещал соединить преимущества научной медицины с вниманием и удобством домашнего ухода, чтобы "личность больного не потерялась в массе, и он не представлял для врача лишь номер и известный болезненный случай". Чтобы придать больнице семейный характер, в штат ввели должность смотрительницы. От медицинского персонала требовалось знание трех языков: в обязательном порядке немецкого и русского и на выбор - английского, шведского или финского.
Первым госпитализированным больным был слуга Густав Талер. Одновременно в клинике начался амбулаторный прием. Всего за первые три года через стационар прошло 780 больных. Кроме того зарегистрировано 20 тысяч амбулаторных посещений. В 1887 году завершилось строительство каменного корпуса и число госпитализированных увеличилось.
В "Путеводителе по врачебным и санитарным учреждениям Санкт-Петербурга" 1889 года указано, что в Александровской мужской больнице имеется 60 коек, из них 22 - бесплатные, причем 8 коек размещаются в отдельных палатах, а 52 - в общих. В 1897 году коек уже 100, из них 35 бесплатных. Отчеты о деятельности больницы вначале печатались лишь на немецком языке. В 1894 году отчет за десять лет был опубликован на русском. Следующие отчеты на русском языке относятся к 1914 году.

За первое десятилетие в стационаре лечилось 4057 больных. Из них умерло 527. Перечень болезней, по поводу которых больных клали на стационарное лечение, достаточно обширен: различные инфекции (особенно брюшной тиф), чахотка, острые воспаление легких, peвматизм, цинга, сахарная болезнь (диабет), малокровие, гнилокровие, неврозы, алкоголизм, морфинизм и др. Среди чахоточных пациентов смертность была наиболее высокой: из 345 человек скончались 155.
За 10 лет в больнице проведено больших операций - 551, малых - 362 и еще 1745 больным хирургическая помощь оказана амбулаторно.

Руководство больницы строго следовало уставу. Медицинскую помощь действительно оказывали всем нуждающимся независимо от подданства, вероисповедания и национальности, о чем свидетельствуют отчетные данные. Среди пациентов было 2973 русских подданных, 726 германских и 358 подданных других стран. Львиную долю составляли протестанты (2492), несколько меньше было православных (1169), попадались также иудеи, магометане, буддисты и даже поклонники Конфуция.
Больница постепенно расширялась. К первоначальному участку прикупили соседний вместе с имеющимся на нем каменным домом, который надстроили. Перестройке подверглось и основное каменное здание. На строительство пошли деньги, собранные по подписке после кончины германского императора Вильгельма, поэтому вновь открытое отделение получило название в его честь. В одной из комнат нового корпуса по завещанию щедрой жертвовательницы установили мраморную доску с надписью: "Учреждена Мариею Юнкер в память Л. и М.Юнкер". Когда и при каких обстоятельствах она исчезла, выяснить не удалось.
вверх (Медицинский Петербург)
В 1892 году в связи с приближением холерной эпидемии началась постройка еще одного здания. Средства на это пожертвовали Г.Ф.Краукопф, Г.Е.Юнкер и Л.Кениг (по 6 тысяч) и Э.Кениг (5875 рублей). Александровская мужская больница по праву считалась одной из лучших в городе. В 1906 году ее возглавил статский советник доктор Г.Г.Вестфален, работавший в ней с I889 года в качестве ассистента, затем прозектора и старшего ординатора. Вестфален слыл хорошим специалистом по внутренним болезням - в особенности органов пищеварения.
Когда началась Первая мировая война, Попечительство больницы уже на второй день решило предоставить 20 коек Красному Кресту, но благодаря пожертвованиям число их увеличили до 35. Первые раненые поступили 15 ноября. В военное время значительно возрос объем хи- рургической помощи: только в 1914 году проведено 5372 операции. В 1915 году в эвакуационный госпиталь при больнице поступило 160 раненых и больных нижних чинов. Среди пациентов теперь преобладали православные - 65%, на втором месте были лютеране, реформаторы и прихожане англиканской церкви - 30%, католики и последователи армяно-григорианской церкви составляли около 7%, иудеи, магометане и сторонники Конфуция чуть меньше - 6,7%. Недостаток медицинского персонала (часть работников ушла на фронт, германские подданные были интернированы) восполнялся за счет студентов-медиков. Особый интерес представляет деятельность больницы в 20-е годы, тем более, что эти страницы ее истории оказались полностью забытыми.
В 1921 году приехавшая в Петроград делегация германского Красного Креста возбудила вопрос о передаче в его ведение Александровской больницы и Родовспомогательного дома. В результате переговоров с Наркомздравом вопрос об Александровской больнице решился положительно. Предполагалось, что немцы оснастят ее современным оборудованием и аппаратурой, откроют при ней библиотеку-читальню с новейшей литературой, привлекут для постоянной работы квалифицированных специалистов из Германии. Кроме того крупнейшие немецкие медики будут регулярно приезжать для чтения лекций и организации научных конференций с участием ученых двух стран.
Реализовать план в полном объеме не удалось. Из специалистов приехали только патологоанатом профессор Зейферт, занявший пост главврача, бактериолог Зютерман (в другом написании Сютерлейн) и терапевт Карстенс. Обещанное оборудование не привезли. Сам Зейферт не сумел, а возможно, не захотел, установить контакт с петроградскими коллегами, заседания городского общества патологоанатомов игнорировал и частенько позволял бестактные замечания в адрес русской медицины.
Постоянный консультант больницы хирург Э.Р.Гессе высказал свое негативное отношение к руководству Зейфарта представителю германского Красного Креста профессору Цейссу. Критические отзывы о деятельности Зейферта и положении дел в больнице дали в письмах в Германию терапевт Г.Ф.Ланг и хирург В.А.Шаак. Однако сменивший его на должности главврача Карстенс не сумел ничего изменить к лучшему.
Больница приходила в упадок. Инспектировать ее приехал профессор Тауте, который, посетив несколько ленинградских больниц, убедился, что в них работа поставлена гораздо лучше. Вскоре германскую больницу закрыли, и здание вновь вернулось в распоряжение Губздравотдела.

Закрытие больницы практически совпало по времени с официальным запретом ввоза в СССР книг и журналов берлинского издательства "Врач". Распоряжение наркомпроса об этом от I августа 1927 года было разослано во все крупные медицинские учреждения. А через три года многие бывшие врачи Александровской больницы были арестованы по так называемому делу "О немецких контрреволюционных шпионских группировках", по которому проходило 39 человек.
В обвинительном заключении Александровская больница и Общество немецких врачей рассматривались как источники германофильского влияния на советскую медицину. Совещание врачей, озабоченных развалом больницы, квалифицировалось как политическая акция: по мнению чекистов, его участников беспокоила не плохая организация медицинской помощи, а то, что подобные упущения "несовместимы с престижем германского Красного Креста и вредят немецкому духу", "не дают возможности продемонстрировать преимущества капитализма".
В качестве примера антисоветской деятельности медицинского персонала в обвинительном заключении приводился такой случай. Верные Уставу больницы и клятве Гиппократа врачи оказали в 1925 году медицинскую помощь некоему З.А.Шарину, раненному в легкое сотрудниками ОГПУ при нелегальном переходе границы.
Выполнение профессионального врачебного долга противоречило новой морали, согласно которой врагов советской власти следовало уничтожать, а не лечить.

В помещениях Александровской больницы разместился психотерапевтический диспансер с амбулаторией и стационаром. К сентябрю 1931 года на базе последнего была создана нервная клиника, известная под именем павловской - она была тесно связана с экспериментальными лабораториями академика Павлова. Некоторые его сотрудники работали одновременно и в клинике, и в лаборатории. Руководили клиникой вначале профессор Б.Н.Бирман, а затем профессор С.Н.Давиденков. Здесь проходили знаменитые павловские "среды" - заседания, посвященные обсуждению экспериментальных данных по физиологии высшей нервной деятельности и клиническому разбору больных. В клинике были открыты лаборатория биохимии ВИЭМ и лаборатория патофизиологии высшей нервной деятельности. В последующие годы стационар неоднократно претерпевал организационные преобразования, но его профиль неизменно оставался психотерапевтическим. Сохранялись и связи с ведущими научными учреждениями города.
С 1950 года больница является базой Физиологического института им. акад. И.П.Павлова АН СССР. В 1957 году имя ученого присвоено и самой больнице. Здесь с момента ее организации разрабатывались психотерапевтические методы лечения, внедрялись в практику зарубежные разработки.
В 50-70-е годы клиника неврозов была прибежищем ленинградской творческой интеллигенции. Уютные столовые, в которых еще сохранялись старинные буфеты, обилие цветов, рыбки в аквариумах, птички в клетках, возможность ходить в собственной одежде, а не в казенных пижамах и халатах, создавали определенный психологический настрой. Хорошая библиотека, ежедневные прогулки в больничном саду, где в летнее время можно было играть в настольный теннис и волейбол, регулярные концерты, зачастую организованные бывшими пациентами, автобусные экскурсии по пригородам - все это больше напоминало санаторную, а не больничную обстановку. Да и методы лечения существенно отличались от применяемых в соматических клиниках: сеансы групповой психотерапии, занятия по аутогенной тренировке, электросон, занятия физкультурой и т.д.
Именно на базе клиники неврозов был создан в 1967 году первый Сексологический центр когда, как мы помним, "секса у нас не было". Логопедический кабинет со временем стал городским методическим кабинетом, а впоследствии превратился в Городской консультативно- диагностический центр.
В 1973 году Психоневрологический диспансер вместе с дневным стационаром и лечебно-трудовыми мастерскими выделили в самостоятельное учреждение районного подчинения, оставив их на прежней территории.
Клинику объединили с психиатрической больницей им.Балинского, что на 5-й линии, под названием Психоневрологическая больница N7 им. акад. И.П.Павлова. В ее состав вошло и наркологическое отделение при заводе "Севкабель". Возможно, руководители городского здравоохранения имели благие намерения, поскольку больница им.Балинского в 30-е годы тоже была павловской клиникой, и руководил ею профессор А.Г.Иванов-Смоленский.
Но давно известно, что в одну и ту же воду нельзя войти дважды. Механическое на этот раз слияние учреждений и последующее преобразование в городской наркологический диспансер с сохранением клиники неврозов уже в качестве отделения (1976) нанесли ей серьезный ущерб.
В 1986 году, когда пагубность реорганизации стала очевидной, клинику вновь выделили в самостоятельное лечебное учреждение - Городскую психиатрическую больницу N7, сохранив и ее второе название - Клиника неврозов им.акад.И.П.Павлова.
В 1999 году на базе клиники распоряжением Комитета по Здравоохранению создан Санкт- Петербургский Городской психотерапевтический центр.
14 декабря 2000 года администрацией Клиники неврозов им.акад.Павлова и Городского психотерапевтического центра учреждены Клинические павловские чтения, продолжающие заложенную И.П.Павловым традицию связи фундаментальной науки с клинической практикой. Их темой станет обсуждение новых средств и методов лечения пациентов, страдающих пограничными и психосоматическими расстройствами.
Около 80% таких больных безуспешно лечатся у врачей общего профиля.

В начало очерка / Назад / Далее

Страница 145вверх (Медицинский Петербург)


Свидетельство о регистрации сетевого электронного научного издания N 077 от 29.11.2006
Журнал основан 16 ноября 2000г.
Выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
(c) Перепечатка материалов сайта Medline.Ru возможна только с письменного разрешения редакции

Размещение рекламы

Rambler's Top100