Медико-биологический
информационный портал
для специалистов
 
БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА:
Физико-химическая биология

Клиническая медицина

Профилактическая медицина

Медико-биологические науки


АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Организация здравохраниения

История медицины и биологии



Последние публикации

Поиск публикаций

Articles

Архив :  2000 г.  2001 г.  2002 г. 
               2003 г.  2004 г.  2005 г. 
               2006 г.  2007 г.  2008 г. 
               2009 г.  2010 г.  2011 г. 
               2012 г.  2013 г.  2014 г. 
               2015 г.  2016 г.  2017 г. 
               2018 г. 

Редакционная информация:
        Опубликовать статью
        Наша статистика


 РЕДАКЦИЯ:
Главный редактор

Заместители главного редактора

Члены редколлегии
Специализированные редколлегии


 УЧРЕДИТЕЛИ:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
"Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства"
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

ООО "ИЦ КОМКОН".




Адрес редакции и реквизиты

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

ISSN 1999-6314

Российская поисковая система
Искать: 


ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ
Учреждения
Персоны
Монографии
Статьи
 
ИСТОРИЯ БИОЛОГИИ
Персоны
Статьи


С.М.ЛУКЬЯНОВ


МЕДИЦИНА И БИОЛОГИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ С.М.ЛУКЬЯНОВА

Мазинг Ю.А., Грекова Т.И.
ИЭМ РАМН, Санкт-Петербург


Удивительна судьба и редок талант Лукьянова. Прекрасный оратор, интереснейший ученый, философ и экспериментатор, великолепный руководитель, удивительно яркая и разносторонняя личность, интеллигентный человек. Однако если мы обратимся к Большой Медицинской или Большой Советской Энциклопедиям, то ни слова не найдем об этом ученом. Составители не сочли нужным отвести хотя бы несколько строк этому выдающемуся человеку. Крупный патолог, сочетавший занятия медициной и биологией с глубоким интересом к философии, истории и литературе, талантливый организатор науки, педагог, государственный и общественный деятель. Его идеи необходимо вернуть нашей науке, а незаслуженно забытое имя Сергея Михайловича Лукьянова (1855-1935) должно навсегда попасть на страницы учебников.
В Медико-хирургической академии. В 1874г. Лукьянов выбрал профессию врача, поступив в Петербургскую МХА. В одной группе, учатся Владимир Бехтерев, Сергей Лукьянов и Иван Павлов. В 1879г., когда они окончили полный курс, Сергей был награжден премией Иванова. Лучшим слушателям этого выпуска, предложили написать конкурсное сочинение на тему "Характер метаморфоза в лихорадящем организме и оценка важнейших теорий лихорадочного процесса". Итоги определялись закрытым голосованием, по результатам которых Лукьянов единственный из участников получил все 16 баллотировочных шаров белого цвета, обойдя сокурсников.

Учитывая незаурядные способности, серьезное отношение к учебе и блестящие успехи, его прикомандировали на 3 года к Николаевскому военному госпиталю для усовершенствования знаний. Одновременно работая в знаменитой клинике С.П.Боткина, он проявил большие склонности к научным изысканиям. Уже в 1880г. в "Глебовском сборнике" появилась его статья "К вопросу о гликогене печени", а вскоре были опубликованы еще 5 работ по различным вопросам клинической патологии, не считая газетных и журнальных статей, которые он начал писать еще будучи студентом. Много времени он проводит в физиологической лаборатории клиники, которой заведует Павлов.

В том же году конференция ВМА признала его "по экзамену доктором медицины". 3мая 1883г. Лукьянов успешно защитил диссертацию "К вопросу о функциональных расстройствах сердца по отдельным полостям". В ней он экспериментально подтвердил идею С.П.Боткина о наличии нервных механизмов, лежащих в основе некоторых видов аритмий. За ним еще оставался долг обязательной отработки по военному ведомству, но желание продолжить научные исследования побудило Лукьянова подать прошение о командировке за границу на свой счет сроком на два с половиной года. Прошение удовлетворили, и 4 июня 1883г. приватдоцент ВМА Лукьянов отбыл в Германию.
В 1885г. Лукьянов стал читать приват-доцентский курс по патологии кровообращения на кафедре общей и экспериментальной патологии ВМА, которую возглавлял В.В.Пашутин. Исследования этого периода посвящены изучению роли межреберных мышц при дыхании, водному обмену, терморегуляции и особенностям газообмена в воздухе, обогащенном кислородом, а также морфологической характеристике клеточных изменений при патологических процессах. Полученные результаты были опубликованы в немецкой научной периодике. Но его уже ждала университетская кафедра. В Императорском Варшавском университете. C 1886г. Лукьянов назначается экстраординарным, а с 1889г. ординарным профессором кафедры общей патологии Варшавского университета. Обязательный срок службы по военному ведомству был заменен службой по Министерству народного просвещения. Руководя кафедрой общей патологии, он разворачивает исследования в смежных областях физиологии и морфологии: изучаются особенности желчеотделения при различных функциональных состояниях печени, изменение содержания воды в тканях при голодании, строение эпителия у аскарид и структура половых клеток у червей. Страстный экспериментатор, он всегда уделял много времени непосредственной работе в лаборатории. В своей речи 22 декабря 1896г., посвященной Э.Дженнеру, одной из главных заслуг этого ученого считает, что тот не столько раздумывал, сколько испытывал. Возглавив кафедру, Сергей Михайлович открывает при ней лабораторию. Начинается активная и разносторонняя работа, которая за 8 лет дает великолепный результат - Лукьянов и его сотрудники публикуют 62 статьи! Это работы по морфологии клетки, гистологическим методикам, механизмам действия токсических веществ, онкоморфологии, неврологии, экспериментальные исследования, направленные на изучение органов и тканей при голодании. В это же время он формулирует понятие функциональной нормы.
Лукьянов читает курс общей патологии. Вскоре он обрабатывает его и представляет отдельной книгой "Основания общей патологии клетки" (1890). Она была переведена на немецкий (1891) и французский (1895) языки. Немецкое издание автор посвятил своему учителю К. Людвигу. В 1893г. вышла вторая капитальная работа ученого "Основания общей патологии сосудистой системы", которая также была переведена на немецкий язык. Лукьянов первым высказал мысль, что "в построении многоклеточных организмов участвуют не одни только клетки, но и так называемые межклеточные вещества" (Речь на V съезде рус. врачей в пам. Н.И.Пирогова, 1894). Одновременно с этим открытием Сергей Михайлович выступает с четкой, обоснованной критикой учения D.Grawitz и его последователей, которые утверждали, будто бы волокна могут пробуждаться к новой жизни, приобретая снова форму и функции клеток. Заключение ученого однозначно: "...Фактическая основа этих работ слаба и выводы... слишком произвольны." Кто бы мог подумать, что через 50 лет Лепешинская освежит старые предания, провозгласив возможность самозарождения клеток из детрита. И потребуется еще 10 лет, чтобы ученые третьего поколения ИЭМа, смогли бы также четко и обосновано, еще раз, опровергнуть легенду о самозарождении Уже работая в ИИЭМ, он публикует "Пять вступительных лекций к курсам общей патологии" (1895). Во вступительных лекциях Лукьянов формулирует свои взгляды на основные вопросы, относящиеся не только к общей патологии и медицине, но и науке в целом. Каждая лекция предваряется двумя эпиграфами, в их подборе отражается удивительная разносторонность и эрудированность автора. Приводятся мысли А.Шопенгуауэра, Э.Конта, В.Шекспира. С.П.Боткина, Г.Бернара, Г.Эдвардса, В.В.Пашутина, М.Гисеро, Г.Фацитуса. Лукьянов занимает прочное положение среди европейских ученых. Флорентийская медико-физическая академия удостоила его в 1893г. звания члена-корреспондента. Наряду с научной и педагогической деятельностью Лукьянов немало времени посвящает литературной работе: выходит его книга очерков "Дорожные заметки", ряд статей, в это же время он - председатель Редакционной комиссии по изданию университетских известий, факультетских сборников и книг научного содержания. В Императорском Институте экспериментальной медицины. Когда в связи со смертью Э.Шперка встал вопрос о новом директоре, Ольденбургский, попечитель ИИЭМа, по рекомендации Павлова, остановил свой выбор на кандидатуре Лукьянова. Поэтому уже 26 мая 1894г. он был назначен именным указом директором, а вместе с тем и действительным членом Института. Помимо общего руководства, ученый взял на себя заведование Отделом общей патологии, который он создал в результате реорганизации Отдела сифилидологии (которым заведовал Шперк). В качестве помощника заведующего отделом Лукьянов пригласил Е.С.Лондона, который был ему хорошо известен по медицинскому факультету Варшавского университета. Определяющим направлением исследований Лукьянова и его сотрудников становится изучение клеточных структур при различных патологических процессах, и касались патологии сердечно-сосудистой системы, патологии печени и желчеотделения, голодания, иммунитета. Став директором, Лукьянов способствовал Лондону в развертывании исследований по радиобиологии и рентгенологии. С его помощью Лондон смог приобрести препараты радия и рентгеновский аппарат. Именно Лукьянов поручил ему выяснить, как отражается острое экспериментальное малокровие у собак на желудочном пищеварении. Лондон показал, что после удаления из организма собаки 1/3 объема крови уменьшается и отделение желудочного сока, удлиняется продолжительность пищеварения. Затем наблюдается гиперсекреция и изменение кислотности желудочного сока, что интенсифицирует процесс пищеварения. Кроме этого, по поручению Лукьянова, Лондон занимался вопросами иммунитета. Судьба цитопатологии в России связана с деятельностью Лукьянова, который выполнил фундаментальные работы, посвященные теоретическим основам общей патологии, изучению изменений строения клеток и их составных частей при экспериментально вызванных патологических процессах. Лукьянов исходил из принципа, что за морфологической структурой скрывается структура физико-химическая. Акцентируя внимание на физиологических и физико-химических аспектах клеточной патологии, он стремился к постижению связей и взаимодействия системы жизненных очагов многоклеточного организма и к созданию молекулярной патологии, основанной на знании законов молекулярной механики и микрохимического анализа. Важное направление исследований Лукьянов усматривал в изучении влияния гуморальных факторов, и, прежде всего ферментов, на функционирование клеток и обеспечение их связи и взаимодействия. Лукьянов осуществил синтез разных направлений в истории патологии - солидарного, целлюлярного и гуморального - в едином общебиологическом направлении. Идеи Лукьянова, углубляющие понимание сложности построения функциональных внутриклеточных и внеклеточных процессов, об участии в них молекулярных и атомных структур, химических факторов, получили дальнейшее развитие в цитохимических исследованиях, и - начиная с середины ХХ в., благодаря применению электронного микроскопа - в работах, относящихся к ультраструктурной патологии и молекулярно- генетическому направлению в медицине. (Шилинис, История формирования направлений общей патологии и научной школы А.Б.Фохта.) В 1939г. на конференции, созванной биологическим отделением АН СССР по поводу 100-летия клеточной теории, Н.Н.Аничков подчеркнул заслугу Лукьянова "в признании жизненных свойств за межклеточным веществом". На принципиальное значение выдвинутых им представлений указывал З.С.Кацнельсон. Во всех своих работах Лукьянов подчеркивал важность теоретических исследований, отрешенность науки от конкретных задач. Выступая на чествовании Э.Дженнера, он сказал: "Прямо и непосредственно наука стремится не к тому, чтобы всех и каждого облагодетельствовать - она стремится к тому, чтобы всех понять». Он стремился к созданию и развитию теоретической патологии, а если смотреть шире, был одним из тех, кто заложил первые камни в здание теоретической биологии, возводить которое начал другой ученый ИЭМа - Э.С.Бауэр в 30-егг. следующего века. В начале января 1897г. Лукьянов "вступил в состав совещания, образованного при председателе "Комиссии о предупреждении занесения в Империю чумной заразы и мерах борьбы с нею" и как член этого органа был командирован на международную конференцию в Венецию для обсуждения мер против проникновения и распространения чумной заразы. За работу в комиссии по чуме он был награжден орденом Св.Владимира. Медицинская общественность отметила заслуги Лукьянова избранием его действительным членом Петербургского общества естествоиспытателей (1894), действительным членом Общества русских врачей в Петербурге (1895), почетным членом Екатеринославского (1897), Кавказского (1900), Омского (1902) и Вологодского (1904) медицинских обществ. В знак уважения к ученому Медицинское общество Гента избрало его почетным членом (1900). Третий капитальный труд Лукьянова "Основания общей патологии пищеварения" (1897), в основу которого вновь легли прочитанные им в институте лекции, был переведен на немецкий язык. Оценивая вклад ученого в развитие общей патологии, Лондон писал: "Благодаря своей "общей патологии" Сергей Михайлович стал, если можно так выразиться, учителем учителей общей патологии не только у нас, но и за границей. Знаменитый Aschoff по сей час считает себя учеником Лукьянова" (Лондон, 1936). В работе Функциональная норма и патологические уклонения от нее (1899) Лукьянов делает исторический обзор таких философских воззрений на науку о живом, как виталистическое и механистическое. Вскрывая корни этих теорий, говоря об их борьбе, автор критически характеризует их положения, четко выдвигая собственную философскую позицию: Сопоставляя те видоизменения первоначальных виталистических и механистических теорий, которые сложились под влиянием взаимной критики, мы усматриваем, - пишет он, - что обе стороны обнаруживают явную склонность к сближению. Можно надеяться, что в дальнейшем развитии биологии произойдет еще большее очищение как виталистических, так и механистических воззрений от всяких ненаучных примесей. Конечно, окончательная победа останется за воззрениями механистическими, так как представления механики суть представления наипростейшие, и так как понятие о движении вещества есть тот предел, дальше которого опытное естествознание, насколько мы можем судить, не пойдет... Наука никоим образом не упраздняет ни философского, ни религиозного, ни художественного созерцания, - заключает он, - которые в глазах всех основательных мыслителей всегда сохраняли, сохраняют и будут сохранять свое миродержавное положение наряду с наукой. Надо только твердо помнить, что всестороннее разрешение всех загадок бытия может получиться лишь тогда, когда каждым будет сделано его дело, то есть, когда наука будет оставаться в пределах науки с ее объективным анализом вещества и движения.
Будучи разносторонне образованным человеком, Лукьянов проявил себя не только как талантливый экспериментатор, но и как знаток теории и истории медицины, судебной медицины, литературы, философии и педагогики. Об этом свидетельствуют его труды "О последних днях жизни А.С.Пушкина" (1899), "К общей характеристике научной деятельности Э.Дженнера" (1897), "Позитивная биология О.Конта и философия" (1898), "Судебная медицина и юридическая антропология" (1899) и др. Выступая в сентябре 1891г. на торжественном заседании Русского медицинского общества по случаю 70-летнего юбилея Вирхова с речью Р.Вирхов и его витализм, Лукьянов, ничуть не умаляя заслуг великого ученого, красиво и четко вскрывает как положительные качества его теории, так и недостатки. Он пишет: Очевидно, все дело сводится к тому, какие понятия связываются с термином витализм, здесь-то и кроется узел всех затруднений. Нельзя говорить о силе, силе жизненной, когда на самом деле имеют в виду нечто, полагающее себе бессмысленные цели, преобразующие вещество не только в силу некоторого предусмотренного плана, но в силу свободного, произвольного пути. Называя себя виталистом, Вирхов отступает, тем не менее, перед этим витализмом. Его виталистическое учение не отрицает жизненной силы - оно отрицает лишь жизненный дух. Это отрицание, столь раздражающее виталистов старой школы, обуславливается глубоким пониманием тех многоценных преимуществ, которые, с научной точки зрения, представляет механистическое учение о жизни (Лукьянов, 1891).
Государственный и общественный деятель. В 1902-04гг. министром народного просвещения был профессор филологии Г.А.Зенгер, знавший Лукьянова по Варшаве и ценивший его эрудицию и организаторские способности, пригласил его на пост товарища министра.
Стремительно развивается карьера нового государственного деятеля. В 1904-05гг. Лукьянов временно управляет Министерством народного просвещения. В ноябре 1905г. он был назначен присутствовать в Правительствующем Сенате, в I департаменте. В том же году назначен присутствовать в Государственном Совете, в апреле 1906г. - членом Государственного Совета, а 1.06.1907г. Лукьянов назначен тайным советником. Принимая во внимание научные заслуги, его избирают почетным членом ИИЭМ. В 1906г. он назначен членом Совета Училища правоведения с оставлением в занимаемой должности и звании. В 1907-17гг. Лукьянов - Председатель попечительского комитета Клинического Еленинского института.
С 5.02.1909г. именным указом его назначают обер-прокурором Святейшего Синода, с оставлением членом Государственного Совета и сенатором. Рекомендовал его на этот пост министр народного просвещения А.Н.Шварц как "человека твердого". Синод являлся высшим правительственным учреждением, подчиненным непосредственно императору, представителем которого и был обер-прокурор, обладавший правами министра. Чиновник, занимавший этот пост, осуществлял фактическое руководство Русской православной церковью до 1918г.
Хотя он пробыл на этом посту относительно короткий срок (5.02. 1909-2.05.1911гг.), однако не только осуществил ряд преобразований, но и сделал их достоянием гласности. По его инициативе был издан Обзор некоторых сторон деятельности духовного ведомства за 1910г., явившийся, как следует из подзаголовка, первым опытом обзора для ознакомления членов высших законодательных учреждений.
Подробный анализ деятельности Лукьянова на церковной ниве может стать предметом специального исследования, но о некоторых введенных им новшествах целесообразно упомянуть. Изданный еще в 1905г. Указ Правительствующему Сенату об укреплении начал веротерпимости требовал определенных изменений в жизни Русской православной церкви, в частности, нового положения о православном приходе. Проект такого положения, вработанный Особым совещанием при Синоде, был представлен на рассмотрение Совета Министров в 1908г., но министры народного просвещения и р юстиции подвергли его резкой критике. Лукьянов забирает этот проект для доработки и вновь представил его.
Особенно активно Лукьянов занимался улучшением работы Учебного комитета при Синоде. Он придавал большое значение постановке учебного и воспитательного дела в духовных семинариях и училищах, так как считал, что отечество наше нуждается... в пастырях... сильных не одним благочестием, но и знанием, умеющих сочетать веру и науку. С поста оберпрокурора Лукьянов был уволен согласно прошению с оставлением членом Госсовета и сенатором. Эта формулировка указа, однако, не могла никого ввести в заблуждение. Вынужденность отставки была очевидной. Об этом свидетельствовало и отсутствие высочайшей благодарности, которая обычно объявлялась при уходе с государственных должностей. Причиной царской немилости явилось резко отрицательное отношение Лукьянова к Г.Распутину.
Служащие учреждений Синода расставались с бывшим обер-прокурором с грустью. За короткий срок Лукьянов сумел завоевать большой авторитет. Незадолго до отставки в январе 1911г. его избрали почетным членом Петербургской духовной академии. В прощальной речи отмечалось, что он постоянно являл пример неустанного труда, в отношениях избегал всего личного и условного. Сегодня, в конце XX века, когда резко изменилась социально-экономическая и общественно-политическая ситуация в России, мы начинаем осознавать, что религия является феноменом культуры, заслуживающим не примитивных разоблачений, а серьезного изучения и анализа. Многие пытаются найти выход из идейного тупика. Впрочем, скорее не тупика, а пустоты. И выход это видят в вере, в религии. Но как примирить между собой науку и религию? Лукьянов предлагает интереснейшее решение этой проблемы. Во второй лекции ("Пять вступительных лекций к курсам общей патологии) он пишет: "Мы различаем познание религиозное, создающее различные религии, познание философское, создающее философию и различные философские системы, познание научное, создающее науки и науку, познание художественное, создающее художества и искусство. А далее следует неожиданная и непривычная для нас мысль. Философия не есть наука. Философия это то, что объединяет все виды познания. Философия это проводник мысли между наукой и верой. И совершенно нет нужды противопоставлять одно другому. Все типы познания существовали, и будут существовать в силу природы человека, одно не может заменить другое. Но лишь вместе, дополнив друг друга, способны создать картину окружающего нас материального, духовного, виртуального мира. Необходимо вспомнить об обстоятельном труде Лукьянова К учению о государственности и церковности (1913). Он объясняет отсутствие строго научного определения государства тем, что в юридических исследованиях значение религиозных факторов недооценивается, и отношения государства и церкви рассматриваются поверхностно, говорит об искусственности разделения гражданской и церковной истории, которые являются различными аспектами одного и того же общечеловеческого исторического процесса. Считая, что именно церковь преодолела крестьянское недоверие к школьному обучению, Лукьянов на посту обер-прокурора и после отставки, уже как член Госсовета отстаивал в Думе право независимости церковноприходских школ, возражая против подчинения их Министерству народного просвещения. То есть уже тогда отстаивал демократический по своей сути принцип многообразия форм школьного образования. В марте 1915г. члену Госсовета Лукьянову именным высочайшим указом было предписано состоять при Верховном начальнике Санитарной и эвакуационной части принце Ольденбургском с возложением заведования делами по улучшению отечественных лечебных местностей и с оставлением в занимаемых должностях. В августе 1916г. он был избран почетным членом Российского общества Зеленого Креста. 9.03.1917г. Лукьянов подал прошение об отставке временного исполнения обязанностей попечителя ввиду изменившегося политического строя России. За упразднением с 1.05.1917г. должностей членов Государственного Совета по назначению Лукьянов оставлен за штатом.
Преподавательская деятельность в советское время. После Октябрьской революции Лукьянов вернулся к преподавательской работе. Он читал курс физиологии в Петроградском медицинском институте, физиологию и анатомию - в Педагогическом институте дошкольного образования и лекции по общей патологии - в Советском институте для усовершенствования врачей (бывший Клинический институт великой княгини Елены Павловны). С этим институтом Лукьянов был связан давно, являясь в 1907-17гг. в нем председателем Попечительского комитета. В архиве сохранилась справка о том, что Лукьянов как лектор-преподаватель указанного института освобождается от вселения в квартиру посторонних лиц, трудовой повинности и реквизиции имущества.
Преподавательской работе ученый отдался с большим рвением, серьезно готовился к лекциям и разрабатывал два цикла для врачей: Физиология и патология познания и О животной теплоте при нормальных и патологических условиях. Однако приступить к чтению указанного курса Лукьянову не удалось. Ночью с 4/5 ноября он был арестован на своей квартире по ордеру ЧК. Его арест, очевидно, был связан с его пребыванием на государственных постах до революции.
Уже на следующий день Совет ГИДУВа обратился в правление Общества советских предприятий с просьбой сделать все возможное для освобождения Лукьянова. А 6 ноября ходатайство о его освобождении было направлено председателю Петроградской ЧК. Лукьянов к этому времени был переведен в Московскую тюрьму. Коллективное ходатайство ученых ИЭМа о смягчении участи арестованного повез в НКЗ А.А.Владимиров. Хлопоты ученых увенчались успехом - его освободили. А 22.11.1920г. на заседании совета ГМДУВа он был избран профессором по кафедре общей патологии. С 1918 по 1930гг., т.е. до выхода на пенсию, Лукьянов был единственным сотрудником сверхштатной кафедры, учрежденной специально для него. Ежегодно ученый читал по 30 часовых лекций в каждом семестре, посвященных частному учению о конституциях, и, кроме того, особый курс по патологической анатомии, тератологии и персоналогии применительно к запросам судебной медицины (Веселкин, 1960). Лукьянов живо реагировал на происходящие события и потому актовую речь Голодание как вид питания, произнесенную 15.04.1923г., посвятил влиянию голодания на организм человека. Эта тема давно интересовала ученого, а голод, царивший в годы гражданской войны в Петрограде, Поволжье и других районах, сделал ее особо актуальной. Ученый сконцентрировал в ней внимание на нарушениях деятельности организма, аналогичных симптомам, характерным для патологии органов внутренней секреции. Следует отметить, что он уже выступал с публичной лекцией на эту тему в 1894г. Тогда он впервые высказал мысль о том, что голодание есть особый вид питания организма за собственный счет. Абсолютное голодание, т.е. прекращение притока пищевых веществ не только извне, но и изнутри, равносильно смерти. В той давней лекции Лукьянов рассматривал последствия не только пищевого, но и сенсорного голода, приводя в качестве наиболее яркого примера пустынное сумасшествие. Затронул он тогда и проблему голода духовного, подчеркивая, что при обсуждении его последствий голос патолога имеет такое же право на внимание, как и голос историка, социолога, политика.
Наряду с лекторской деятельностью в области медицины Лукьянов продолжал свои литературные занятия. Он поддерживал дружеские отношения с Соловьевым. Его монография О Вл.Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии была напечатана. Это издание явилось продолжением обширного труда, посвященного Соловьеву, который публиковался отдельными главами в Жур. минист. нар. просв. в 1915-17гг. Затем эти главы, были переизданы в виде книги, правда, мизерным тиражом. Материал, опубликованный в 1917г., остался лишь в виде журнального варианта. Умер Лукьянов в 1935г. Павлов был в числе провожавших его в последний путь.
В работах Лукьянова особенно рельефно выступают медицинские корни решения общебиологических задач, и в то же время воздействие полученных им биологических знаний на разработку проблем общей патологии. Ученому вплотную удалось подойти к созданию основ теоретической биологии. Творчество Лукьянова пример редкого таланта, способного не только решить конкретную задачу, но и подняться до философских обобщений. А создав новое знание вновь применить его для разрешения насущных проблем человечества.
Свидетельство о регистрации сетевого электронного научного издания N 077 от 29.11.2006
Журнал основан 16 ноября 2000г.
Выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
(c) Перепечатка материалов сайта Medline.Ru возможна только с письменного разрешения редакции

Размещение рекламы

Rambler's Top100