Медико-биологический
информационный портал
для специалистов
 
БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА:
Физико-химическая биология

Клиническая медицина

Профилактическая медицина

Медико-биологические науки


АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Организация здравохраниения

История медицины и биологии



Последние публикации

Поиск публикаций

Articles

Архив :  2000 г.  2001 г.  2002 г. 
               2003 г.  2004 г.  2005 г. 
               2006 г.  2007 г.  2008 г. 
               2009 г.  2010 г.  2011 г. 
               2012 г.  2013 г.  2014 г. 
               2015 г.  2016 г.  2017 г. 
               2018 г. 

Редакционная информация:
        Опубликовать статью
        Наша статистика


 РЕДАКЦИЯ:
Главный редактор

Заместители главного редактора

Члены редколлегии
Специализированные редколлегии


 УЧРЕДИТЕЛИ:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
"Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства"
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

ООО "ИЦ КОМКОН".




Адрес редакции и реквизиты

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

ISSN 1999-6314

Российская поисковая система
Искать: 


ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ
Учреждения
Персоны
Монографии
Статьи
 
ИСТОРИЯ БИОЛОГИИ
Персоны
Статьи


ОТДЕЛЫ
И  Н  С  Т  И  Т  У  Т  А

ОТДЕЛЫ:


Подробности ликвидации в ВИЭМ отдела общей биологии Э.С.БАУЭРА.
П.Г.Назаров
ИЭМ РАМН, Санкт-Петербург


Летом 1937г. в ЛФ ВИЭМ были арестованы крупный ученый Эрвин Симонович Бауэр и его супруга, Стефания Стефановна. Отдел общей биологии, который возглавлял Бауэр и где вместе с ним работала жена, был ликвидирован. Родом из Венгрии, убежденный сторонник коммунизма, Бауэр стремился жить и работать в СССР и в конце концов добился исполнения своей мечты [1]. Работал в Москве с Б.П.Токиным, потом переехал в Ленинград и развернул здесь большую экспериментальную и педагогическую работу: читал курс лекций в ЛГУ им. А.А.Бубнова, а в 1933г. открыл раковую лабораторию в ВИЭМ, а затем Отдел общей биологии.

Репрессии в отношении сотрудников ЛФ ВИЭМ, усилившиеся за последний год, привели к самоубийству директора Н.Н.Никитина, и с осени 1936 г. обязанности директора исполнял Р.Э.Яксон, медик и философ одновременно. Окончив 2-й Московский мединститут (1919) и факультет философии и естествознания Московского Института красной профессуры (1931), Яксон заведовал кафедрой диалектического материализма в ГИДУВ [2] и вел кружок диамата в ВИЭМ [12]. Сменилось и партийное руководство института. В декабре 1936г. на роль освобожденного секретаря парткома была прислана П.А.Кострыгина [19].

Чтобы понять, что произошло с отделом Э.С.Бауэра, пришлось обратиться к спискам личного состава ЛФ ВИЭМ до и после ареста Бауэра. Направляясь в архив, мы не имели какой-либо гипотезы и не ждали открытий. Хотелось увидеть, кто окружал Бауэра в последние месяцы работы, и как выглядят списки личного состава, над которым произвели экзекуцию. Признаемся сразу: никаких тайн в архивных бумагах не оказалось. Хранят они лишь следы забот администрации о кадровых перемещениях, экономии и тому подобных суетных, но бессмертных проблемах жизни учреждения, да, пожалуй, ледяной строгостью эпохи веет от человеческих списков, когда видишь зачеркнутую фамилию зачеркивали страстно, как имя личного врага.

Штатное расписание ЛФ ВИЭМ на 1.03.1937 [11] начинается Отделом общей биологии Бауэра. В это время Бауэр еще активно работал, входил в квалификационную комиссию по присуждению ученых степеней, был членом редколлегии "Архива биологических наук" и т.п. В его отделе работало 38 человек и было три лаборатории:
1.без названия, 12 человек, заведующий В.А.Мужеев;
2.физико-физиологическая, 10 человек, заведующий Г.Ю.Гринберг;
3.раковая, 16 человек, заведующий Л.М.Шабад.
Штатное расписание ЛФ ВИЭМ на 1.07.1937г. [15] также начинается с Отдела общей биологии. В нем на 10 человек больше, причем в лаборатории без названия (это была лаборатория самого Бауэра) стало два заведующих: к известному нам Мужееву добавилась Кострыгина. Против фамилий обоих стоит: "зав. лабораторией". Некоторые фамилии заключены в зеленую рамочку (Бауэр Э.С., Мужеев В.А., Раскин Ш.Ш., Бауэр С.С. и Привольнев Т.И.), причем фамилии Бауэров Э.С. и С.С., а также Аблажевич Е.Ю., который в предыдущем списке, от 1 марта, был вписан от руки поверх вакансии научно-технического сотрудника 1 разряда (новичок?), энергично зачеркнуты по нескольку раз фиолетовыми чернилами. Особенно густо зачеркнута, прямо-таки затушевана, фамилия Аблажевич, это сделано так тщательно, что узнать фамилию удалось только путем сравнения этого списка со списком от 1 марта. Поскольку Бауэр и его жена были только что арестованы, можно думать, что арест коснулся и Аблажевич. Заключение в зеленую рамочку, по-видимому, означает что-то другое, например, раздумья дирекции о том, как распорядиться ставкой. В конце документа, где стоят подписи визировавших его начальников (и.о. директора, главбуха и зав. личным столом), зелеными чернилами расписался Яксон. Следовательно, он и ломал голову над новыми вакансиями. Главбух расписался красным карандашом. А вот фиолетовыми чернилами пользовался начальник личного стола. Страсть, с которой этот человек правил список, была служебной страстью. На полях есть его пометки, указывающие на то, что 2 освободившиеся ставки (Ш.Ш.Раскина и С.С.Бауэр) передаются в Отдел физиологии им. И.П.Павлова, заведующий П.С.Купалов, причем ставка Раскина уменьшается. Экономия фонда заработной платы.

Наше внимание привлекла фигура Кострыгиной. Появившись в штате отдела Бауэра как раз в период его разгрома, да еще в качестве заведующей лаборатории, она в дальнейшем постоянно присутствует в списках личного состава ЛФ ВИЭМ правда, на других постах. В марте 37-го Кострыгиной еще не было в штате отдела Бауэра, не значилась она и в других подразделениях ЛФ ВИЭМ.

вверх (ИЭМ)

Из личного дела Прасковьи Алексеевны Кострыгиной [9].
Родилась в октябре 1903 в Петербурге. Отец, мать и брат рабочие фабрики "Рабочий" (бывш. Максвель), сестра ткачиха, позже профессиональный партработник той же фабрики. Сама Кострыгина ткачиха (191520), член ВЛКСМ (1919), член ВКП(б) (1925), чернорабочая (192021), учащаяся Губсовпартшколы II ступени в Ульяновске (192123), инструктор женотдела РК ВКП(б) и зав. политпросветом РК ВЛКСМ в Ульяновской губернии (192325). В Ленинграде (1925): уполномоченная Губполитпросвета, технический секретарь Володарского РК ВКП(б), женорганизатор парткома завода им. Ленина (192728), секретарь парторганизации фабрики "Смена" (192930), слушательница-аспирантка Лен. отделения Института красной профессуры (193033), которое не закончила, инструктор Петроградского РК ВКП(б) (193334), культпроп фабрики "Красное Знамя" (193435), секретарь парткома фабрики им. Луначарского (193536). С 14.12.1936 г. освобожденный секретарь парткома ЛФ ВИЭМ. Из послужного списка видно, что Кострыгина не имела медицинского или биологического образования, а была профессиональным партработником. В штатном расписании на 1.10.1937 г. [16] отдел общей биологии все еще стоит первым и численность его больше не меняется (48 человек), но Бауэров в списке уже нет. Раскин и Привольнев на месте. Ни одна ставка никуда не ушла. Там, где раньше значились Э.С. и С.С.Бауэры, и Аблажевич, красуется слово "вакансия". Безымянная лаборатория (бауэровская) отличается от двух других лишь тем, что все фамилии оставшихся сотрудников имеют пометки, сделанные красными чернилами. К фамилии Кострыгиной приписано: "в н. биб."; к фамилии А.Д.Тройниковой "в физ. биол."; против остальных поставлены крестики. Как увидим дальше, планировались перевод и увольнение. Библиотекой в это время заведовал А.А.Садов, работавший в институте с 1915 г. Против его фамилии уже появился маленький вопросик, нанесенный задумчивым карандашом. В штатном расписании на 31.12.1937 г. [17] отдел, по-прежнему, первый, но вот что мы видим. Первая лаборатория, безымянная (все ее ставки указаны), теперь пуста. Справа, где стояли фамилии ее сотрудников, вдоль всей страницы напечатано: "Отдел ликвидирован". Тройникову действительно находим в химической лаборатории физико-биологического отделения (заведующий Г.Л.Френкель), а Кострыгину в библиотеке, на должности заведующей. Похоже, ей было все равно, чем руководить биологической лабораторией или научной библиотекой. А.А.Садов из библиотеки исчез. Не зря зависал над его фамилией чей-то карандашик. П.И.Ефремову (н.т.с. 1 разр.) перевели в раковую лабораторию на место Вайнберга, которого уволили. Все остальные сотрудники бауэровской лаборатории те, кто в списке от 1 октября был помечен красным крестиком, уволены, их нет и в списках других лабораторий института. Это В.А.Мужеев (зав. лаб.), Ш.Ш.Раскин (н.с. 1 разр.), З.И.Шитова (н.т.с. 1 разр.), Л.С.Короткевич (н.т.с. 1 разр.), В.А.Казанцев (радиотехник), С.Д.Пашкевич (лаб. раб.) и Т.И.Привольнев (н.с. 1 разр.). Две другие лаборатории отдела остались, но каждая изменилась. В физико-физиологической штат сократился до 10 человек. В этой лаборатории и раньше было почему- то два начальника: "заведывающий" Г.В.Гринберг и "зав. лабораторией" В.С.Брандгендлер. "Заведывающий" Гринберг ушел, его место стало вакантным, "зав. лабораторией" Брандгендлер остался. Закрыты три ранее пустовавшие ставки.

Кем и зачем была внедрена Кострыгина в отдел Бауэра? Что делала там в течение 6 месяцев? Ответов нет, но есть впечатление, что она была десантирована в "логово врагов народа" в связи с операцией по его ликвидации "для укрепления партийных кадров". Представителем партийных кадров бауэровского отдела был другой партиец Брандгендлер, недавно участвовавший в создании дутого дела о вредительской организации в лаборатории покойного Н.Н.Никитина [2].

Из личного дела Владимира Семеновича Брандгендлера (1901-41) [5].
Окончил школу в Фергане (1918), был учителем местной еврейской школы, затем вступил в ферганскую организацию РКП(б) (1919) и пошел в Красную Армию. Был красноармейцем комроты 3-го Советского полка, начальником военной секции политотдела Ферганского фронта, пропаганди- стом политотдела 2-й Туркестанской стрелковой дивизии, редактором газеты "Пролетарская мысль". В декабре 1920 демобилизован и послан на учебу на медицинский факультет Туркестанского государственного университета. В 1922 перевелся в Московский 2-й университет, окончил его в 1927г. Студентом вел партийную работу по заданиям райкома и МК, работал в Институте гигиены труда и профзаболеваний им. В.А.Обуха председателем правления клуба и лаборантом физиологической лаборатории проф. И.П.Разенкова. С 1929 по 1932 учился на философском отделении московского Института красной профессуры, был членом бюро его партячейки и деканом, а в марте 1932, еще до окончания ИКП, был назначен заместителем директора Института экспериментальной биологии Наркомздрава. В декабре 1932 поступил в московский филиал ВИЭМ научным сотрудником и скоро стал заведующим физиологической лабораторией. С 1935 в Ленинграде, в штате Отдела общей биологии.
Типичная для молодого советского государства биография Брандгендлера отличается от биографии Кострыгиной, по существу, лишь наличием медицинского образования. Подобно Яксону, Брандгендлер был врачом-философом. Этот тип новых людей не был редкостью. Носители нового, "пролетарского" сознания взращивались и всячески поддерживались партией и правительством, были опорой советской власти в массах. Государство целенаправленно выдвигало этих людей на смену старым "буржуазным" кадрам, и такая деталь, как окончание Института красной профессуры, была весомым плюсом. Когда Брандгендлеру по 8 работам присуждали ученую степень, оппоненты Э.С.Бауэр и Е.С.Лондон не упустили эту деталь: "Принимая во внимание, что В.С.Брандгендлер, кроме постоянной экспериментальной работы и знакомства со специальной литературой, имеет глубокую теоретическую, общебиологическую и философскую подготовку, комиссия считает, что ему по его квалификации может быть присуждена степень кандидата биологических наук без защиты диссертации" [6]. В ЛФ ВИЭМ таких людей было немало: К.П.Голышева, А.Т.Долинская, Э.Я.Елькина. Самый яркий из них, чемпион успеха и блестящий авантюрист фантастический Г.С.Календаров описан [2].

вверх (ИЭМ)

В послужном списке Брандгендлера примечателен эпизод с Институтом экспериментальной биологии в Москве. Роль, которую играл Брандгендлер в этом институте с марта 1932 года по январь 1933, им самим никак не комментируется: "Назначен заместителем директора" и все [5]. Однако его приход туда совпал с драматическими коллизиями, в результате которых несколько специалистов покинули институт. Вот что пишет об этом Н.П.Дубинин: "Ранней весной 1932 г. неожиданно я получил письмо от Н.К.Кольцова, в котором он просил зайти к нему в институт. Он принял меня в своем громадном кабинете и без особых подходов предложил перейти в его институт на должность заведующего отделом генетики. /.../ В то время Кольцов испытывал большие затруднения. /.../ Из института ушли крупные ученые, заведующие отделами А.С.Серебровский, С.Н.Скадовский, Г.И.Роскин и А.В.Румянцев. /.../ Кольцов решил заново создать отдел генетики..." [3]. Чем было для Брандгендлера направление в институт Кольцова? Броском на очередной фронт борьбы с классовым врагом? Чем-то вроде преддипломной практики перед выпуском из ИКП?

Эпилог.
Летний погром 1937 г. в ЛФ ВИЭМ не ограничился отделом Э.С.Бауэра. Была закрыта клиника С.Н.Давиденкова, арестован заведующий отделом медицинской микробиологии О.О.Гартох, а в октябре 1937 г., как "пособник врагов народа" и.о. директора Р.Э.Яксон. Лишь следующий директор, Сурен Хуршудович Мусаэлян, счастливо избежав арестов, руководил институтом до конца 1944 г.

След ближайшего сотрудника Бауэра Мужеева отыскался в Центральном рентгенологическом, радиологическом и раковом институте (директор М.И.Неменов), где его принял в свою лабораторию Купалов. Пройдя войну, Мужеев вернулся в ЦРРРИ и при поддержке Л.А.Орбели и П.С.Купалова успешно защитил докторскую диссертацию.
Брандгендлер оставил парамеций, с которыми работал у Бауэра, перешел в физико-биологический отдел Г.Л.Френкеля и занялся электрической лихорадкой. В 1937-м в Москве арестовали его брата, работавшего в Центральном статистическом управлении [5]. Он и сам не избежал обвинений в троцкизме, но репресирован не был. Участвовал в финской кампании, за что имел благодарность командования. В июле 1941 г. был призван в Петроградскую дивизию Народного Ополчения и вскоре пропал без вести [7]. В мае 1941 г. в приказах по ЛФ ВИЭМ промелькнула его жена Хана Давыдовна Брандгендлер, врач 13-го пункта охраны матери и младенца. Она стажировалась 2 месяца в Отделе медицинской микробиологии, причем появилась там за три недели до очередного ареста О.О.Гартоха [13]. Рок, метивший свои дела присутствием В.С.Брандгендлера, видно, пробовал и жену.

Кострыгина осела в научной библиотеке ЛФ ВИЭМ и заведовала ею до самой войны. В 1937 или 1938 г. пережила волнительные перевыборы в секретари парткома ЛФ ВИЭМ, столкнувшись с местной партийной оппозицией в лице таких опытных и опасных бойцов партии, как Голышева и Гальперин, но вышла из схватки победителем и была избрана на новый срок [19]. Некоторое время возглавляла отдел кадров [14]. Как только началась Великая Отечественная война, отбыла в Новосибирск в длительную командировку, затянувшуюся почти на 4 месяца [10], и заочно уволилась из ВИЭМ [4]. Вернувшись в Ленинград после войны [19], в ИЭМе больше не работала.

Арест Бауэра и его жены сделал сиротами двух их сыновей. Мальчики росли в детском доме под чужой фамилией. Их ждала трудная жизнь, но они живы и сегодня [1].

Источники
1. Браун А.Д. Запись беседы 9.07.1998г. Архив автора.
2. Грекова Т.И., Ланге К.А. На пути к документальной истории ИЭМа // Акт. вопрсы биол. и мед. Фунд. и прикладные проб. Л., 1990. С. 149 160.
3. Дубинин Н.П. Вечное движение. М., 1973. 447 с.
4. Архив ИЭМ РАМН. Личная карточка П.А.Кострыгиной. N 1, л. 96.
5. Архив ИЭМ РАМН. Личное дело В.С.Брандгендлера. Анкета от 18.01. 1941 г.; Личные листки по учету кадров от 28.02.1935 г. и от 1.06.1933 г.
6. Архив ИЭМ РАМН. Личное дело В.С.Брандгендлера. Заключение Э.С.Бауэра и Е.С.Лондона.
7. Архив ИЭМ РАМН. Личное дело В.С.Брандгендлера. Ув. записка N 325.
8. Архив ИЭМ РАМН. Личное дело П.А.Кострыгиной. Анкета от 16.01.1941г.
9. Архив ИЭМ РАМН. Личное дело П.А.Кострыгиной. Увол. записка N 533.
10. Приказ N 144 от 6.10.1941 г. по ЛФ ВИЭМ, кн. 4, л. 118.
11. Архив ИЭМ. Приказ N 26 от 1.03.1937 г. об утверждении штата научной части ЛФ ВИЭМ. Отдел личного состава. Науч. часть. Д. N 148, л.31.
12. Архив ИЭМ РАМН. Приказ N 5 от 7.01.1935 г. по ЛФ ВИЭМ по личному составу , д. N 111. Л. 44 об.
13. Приказ N 59 от 10.05.1941 г. по ЛФ ВИЭМ, кн. 2, л. 131, об.
14. Приказ N 76 от 5.09.1940 г. по ЛФ ВИЭМ , кн. 4, л. 112.
15. Архив ИЭМ РАМН. Список личного состава ЛФ ВИЭМ по научной части на 1.07. 1937 г. Отдел личного состава. Д. N 149, 40 л.
16. Архив ИЭМ РАМН. Список личного состава ЛФ ВИЭМ по научной части на 1.10.1937 г. Отдел личного состава. Д. N 150, 36 л.
17. Архив ИЭМ РАМН. Список личного состава ЛФ ВИЭМ по научной части на 31.12. 1937 г. Отдел личного состава. Дело N 151, л.36.
18. Архив ИЭМ РАМН. Список сотрудников ЛФ ВИЭМ (по отделам и клин. группам) по состоянию на 20.07.1940, д.. N 190. Л. 39.
19. Архив автора. Справка от 21.07.1952 г., написанная П.А.Кострыгиной для парторганизации ИЭМ АМН СССР в связи с разбором персонального дела К.П.Голышевой.


вверх (ИЭМ)

Свидетельство о регистрации сетевого электронного научного издания N 077 от 29.11.2006
Журнал основан 16 ноября 2000г.
Выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
(c) Перепечатка материалов сайта Medline.Ru возможна только с письменного разрешения редакции

Размещение рекламы

Rambler's Top100